Информационно-публицистический еженедельник
Выходит с января 1991 г.
№ 12 (884), 26 марта  2014 г.
Архив еженедельника «Истоки»

Стихи
ГАЛЕРЕЯ ВООБРАЖЕНЬЯ
25.11.2009
Сергей ФРОЛОВНИН

ГАЛЕРЕЯ ВООБРАЖЕНЬЯ         Сергей Фроловнин – уфимский прозаик и поэт, автор газеты «Истоки» и других республиканских изданий. Недавно ему исполнилось 50 лет. Поздравляем юбиляра и предлагаем читателям подборку его стихов.

БАЛЛАДА
О КРАЙНИХ

Виноватых искать –
больно хлопотно,
Можно даже шею свернуть.
Если ж совесть твоя безропотна–
Проще крайнего
с края столкнуть.

В этом деле усерден
был крайне он –
Всякий раз,
как не тот результат,
Он кричал: «Отыщите мне
крайнего!
Ну, того то есть, кто виноват…»

Находили,
заданье-то простенько,
Ведь закон есть, который упрям:
Перестраивай нас ты хоть
сотни раз,
Будет все ж кто-нибудь
по краям.

И он бодро швырял их под лопасти
Правосудия (прав лишь судья!).
«Сам дурак, раз стоишь
возле пропасти,
Стой в середке, – шутил, –
вот как я!»

Так он край отдавал на заклание
Поголовному счастью – вот-вот
Мир зальет оно, словно сияние,
Надо только всех крайних –
в расход.

Но однажды
от рвенья бескрайнего
Дал он слишком крутой перегиб.
Не нашлось никого, и за крайнего
Он сошел, за него и погиб.

Мне не жаль.
Только будет неправильно,
Что, мол, я про возмездье пою.
Я хотел лишь спросить
у начальников –
Кто там нынче у нас на краю?..

ГАЛЕРЕЯ

Галерея. Воображенья игра?
Глаз не могу отвести.
Выстроились, как на парад,
Те, кто сбился с пути.
Я не стал вам врагом,
не был другом.
Я один из вас, я ваш брат.
Сошедшие с круга…
Но мне – еще не пора!
Две стены – справа и слева,
Мне между стен идти.
Сколько же их, о небо!
Тех, что сбились с пути.
Две стены, уходящие за горизонт,
Там они пересекаются.
Разношерстный, но общий фронт
Грешников, что не каются.
Прохожу через них,
как сквозь строй.
Больно мне, но им – тоже.
Мне никто не скажет – постой!
Но и дальше идти – не поможет.
Не стоять! – догонит расплата.
Не стонать! – лучше – пой!
Я везде персона нон грата,
Среди вас – свой.
У меня, как у вас, ни черта нет –
Я оставлю стихи и сына.
Я не знаю, кем он станет, –
Не нашлась бы сбиться причина.
Я, томимый обидою,
На кого – разобраться осталось,
Никому, никому не завидую,
Лишь себе – самую малость.
И зачем мне прощенье чье-то,
Нет своего когда?!
Лечит только работа,
Лучший праздник – труда.
Мучимые жаждой
Любить, чего не дано,
Мы что-то одно, но каждый
Из нас всегда одинок.
Все, что мне и вам довелось, –
Я читаю в ваших взорах.
В ком печаль, в ком досада,
в ком злость –
Отраженья себе лишь укора.
Мне нельзя закрывать глаза,
Пусть все к черту летит,
Но мне надо всем рассказать,
Как мы сбились с пути.
Галерею – бес бы меня побрал! –
Господи, мне прости! –
Выстрою – как на парад –
Тех, кто сбился с пути…

КЛЕТКА

Зверь в клетке. Радуйся, толпа!
Когда жратвой
наполнена утроба,
Подайте шоу – настоялась злоба
И ищет выхода,
настырна и тупа.

Зверь в клетке.
Улюлюканье лавиной,
В глазницах угли
кровожадные горят.
Сквозь прутья прочные –
жестокий камнепад,
Увы, знакомая и древняя картина.

О сила, что без
нравственной опеки,
Тебе решетка на замке – гарант.
Забава – высший сорт! Гигант
Беспомощней дитя или калеки!

Зверь в клетке. Разрывает пасть
Рычание, томительно и длинно.
В толпе густеет вонь адреналина –
Они потешатся еще
за это всласть.

Зверь в клетке. Рык его ужасный –
Не жалкий плач от боли,
что растет,
И не мольба –
пощады он от них не ждет,
И не угроза – для людей
он не опасный.

Но он тоски неволи лютый гимн,
Стыда за эту травлю
пред Всевышним.
О человек! Ты был
и будешь лишним,

Как лишне для тебя иметь мозги.
Венец природы,
но венец терновый,
Обезобразивший
ее прекрасный лик,
Все уничтожить,
превратить в гнойник
В угоду собственной
ничтожности готовый.

Зверь в клетке. Раны свои лижет.
Не устает, не унимается толпа.
Летят каменья в голову и пах.
И каждый норовит
пролезть поближе…

Вдруг чей-то взгляд сверкнул,
как острие.
В нем отражение картины
этой едкой –
Избитый человек страдает
в клетке,
И на нее бросается зверье…

!!!

Когда закончится вражда –
Ведь будет же такое время! –
Не мы, но будущее племя
Узнает счастье, а не бремя
Освобожденного труда,
Когда закончится вражда.

Когда закончится вражда –
А это все-таки случится! –
К нам певчие вернутся птицы,
Распахнутыми станут лица
И зависть сгинет без следа,
Когда закончится вражда.

Когда закончится вражда,
Нас, преступивших все законы.
Раскаявшихся и прощенных,
Вернет в свое природа лоно,
Садами станут города,
Когда закончится вражда.

Когда закончится вражда…
Когда? Когда? Когда? Когда?..

ЛАБИРИНТ

Здесь двери очень узкие
И низок потолок,
А я в своем цилиндре
До наглости высок.

Согнуться в три погибели
Иль выбросить убор –
Второе выбираю,
Зато высок мой взор.

Походкой горделивою –
Со стороны так франт –
Иду я коридорами,
Поправив черный бант.

Протискиваюсь в двери я,
Их сотню насчитал.
Найти мне очень надо бы
Просторный светлый зал.

О нем не слышал сроду я,
Но знаю – здесь он есть.
Не знал бы – не осмелился
Я в лабиринт полезть.

Шаги мои уверенны,
Мне медлить не с руки.
А за спиной, за стенами
Ухмылки да смешки.

Что ж, смейтесь,
вам не верится,
Что я туда дойду,
Но зал тот, солнцем залитый,
Я все равно найду.

И вот уже остался мне
Последний коридор.
Не вам, а мне позволено
Смеяться с этих пор.

Но чья-то волосатая
И потная рука
Хватает меня цепко
За полу сюртука.

Мгновенье лишь помедлил я,
Преодолел испуг.
И вот уже снимаю и
Бросаю свой сюртук.

Я шаг свой убыстряю,
Но облегченья нет –
Рука та волосатая
Хватает за жилет.

Жилет, не размышляя,
Бросаю на ходу.
Скорее! Не ужель я
До зала не дойду?

Я сбросил все что можно,
Я обнажен, как меч.
Вот если б еще мог я
И руку ту отсечь.

Она неумолимо
Мне преграждает путь,
А мне всего осталось
Лишь шаг, лишь дюйм, чуть-чуть!

Сейчас меня задушит
Та потная рука.
Но чувствую на теле я
Вдруг тяжесть сюртука.

Зачем моя погибель,
Коль сможет та рука
Одернуть, если нужно,
За полу сюртука…

ПОГРАНИЧНИК

Душа умершего поэта
Взлетела в срок свой над землей.
Гонец от тьмы с гонцом от света
Ее делили меж собой.

– Уполномочен я и вправе
Дорогу указать ему.
– А у меня приказ доставить
Его к начальству моему!

– Зачем в аду душа поэта?
– А вам-то на черта поэт?
– Он наш! – сказал
посланник света.
– Нет, наш! – посланник тьмы
в ответ.

– Он не желал
прожить напрасно,
И в муках Бога он искал!
– А не найдя, довольно часто
Он к ночи черта поминал!

Ни вас, ни нас он не боялся,
Нередко напивался в дым!
– Над шефом он твоим смеялся!
– И спорить посягал с твоим!

– Но он страдал
в своих сомненьях!
– А кто в быту был? Хулиган!
– Он сердцем добр,
высок в стремленьях!
– Ага, когда не слишком пьян.

– Он знал любовь!
– Знал и измену!
– Но он в душе не изменял!
– Хотел себе порезать вены!
– Но не порезал – устоял!
– Но грешен он!
– А кто не грешен?
– Бывало, силам зла служил!
– Но он раскаялся!
– Конечно!
А после вновь и вновь грешил!

Земля ему не будет пухом!
– А это не тебе решать!
– Он падший!
– Телом, но не духом!..
Поэт прервал их:
– Вашу мать!

Как надоели! Что ж такое!
Тьфу, дьявол, Господи прости!
И здесь мне не найти покоя,
И воли тоже не найти!

Я думал – все, пора настала
Мне, наконец, найти приют…
И встал, и двинулся устало,
Его стражи не отстают.

Он потерял уже надежду
Прибиться где-то. Рок его
Быть пограничником,
быть между,
Идя вперед, но по кривой.

То царство света его тянет,
То царство тьмы его влечет.
То духом сникнет, то воспрянет,
То затоскует, то поет.

И нет конца его пути,
И сателлиты так и виснут,
И так брести ему, брести
Во веки веков и присно…

!!!

Такой вот оборот,
Такая маета:
И я уже не тот,
И ты уже не та.

Я жизнь – полет и гнет –
Читал тебе с листа.
Но я уже не тот,
И ты уже не та.

И мне не дарят мед
Давно твои уста,
Ведь я уже не тот,
И ты уже не та.

Где этот переход?
Коварная черта.
Вдруг – я уже не тот,
Вдруг – ты уже не та.

И все тончает лед,
А там – и пустота…
Забыть, что я не тот,
Забыть, что ты не та.

Рискнуть – наоборот
Крутнуть, пустить лета…
Боюсь, что я не тот,
Боюсь, что ты не та.

Конечно, я жесток,
И лучше б – немота,
Что я уже не тот,
И, значит, ты не та…

Дождь песенку поет,
А песенка проста:
Не тот, не тот, не тот,
Не та, не та, не та…

!!!

Я был убит. И не однажды.
Страшны последние минуты!
Был приговор моих сограждан
Суров – мне выпить яд цикуты.

Я был казнен по наговору,
Почти лишившийся рассудка.
Петля – она любому впору,
И мне пришлась. Но было жутко.

Я был зарезан в подворотне
В хмельной и бестолковой драке.
Когда кровь залила мой потник,
В округе взвыли все собаки.

Я был расстрелян по приказу
И рухнул в общую могилу.
Я был потоплен вместе с баржей –
Спастись нам было не под силу.

За то, что не нашлось на дозу,
Я был задушен наркоманкой.
Облит водою на морозе.
Безжалостно раздавлен танком.

Горел в костре. Был четвертован.
И насмерть был забит плетьми.
Живьем был в стену замурован.
Затоптан в панике людьми.

Я взорван был. И мне –
ну надо ж! –
Висок пробил бильярдный кий.
Я был убит. И не однажды.
Пока я понял – «Не убий!»…

23 14

Медиасфера
блог редактора.jpg


Блог Залесова.jpg

 

клуб друзей Истоки.jpg

УФЛИ

Приглашаем вас принять участие в конкурсе "10 стихотворений месяца".

Условия конкурса просты – любой желающий помещает одно стихотворение в интернет-сообществе «Клуб друзей газеты «Истоки» только в этом посте http://istoki-rb.livejournal.com/134077.html


Итоги конкурса за декабрь 2017 года


Итоги прошедших конкурсов





коррупция











 

http://www.amazon.com/dp/B00K9LWLPW




Хотите получать «свежие» статьи первым?
Подпишитесь на наш RSS канал

GISMETEO: Погода
Создание сайта - Интернет Технологии
При цитировании документа ссылка на сайт с указанием автора обязательна. Полное заимствование документа является нарушением российского и международного законодательства и возможно только с согласия редакции.
(с) 1991 - 2013 Газета «Истоки»