Информационно-публицистический еженедельник
Выходит с января 1991 г.
№ 12 (884), 26 марта  2014 г.
Архив еженедельника «Истоки»

Глобус
КОМАНДИРОВКА В СУБТРОПИКИ
02.12.2009
Виталий ГАЕВ

КОМАНДИРОВКА В СУБТРОПИКИ        
Осенью 1961 года после завершения полевых работ на Южном Урале я и еще пять молодых инженеров треста «Башнефтегеофизика» были зачислены в резерв «Зарубежгеологии» для работы за границей, предположительно в Афганистане. Нас направили в вечерний университет для повышения знания английского языка.
В декабре пришел запрос из «Зарубежгеологии» на одного инженера-гравиметриста для работы в Пакистане. Эта заявка была предложена мне, и я согласился. Вызов пришел неожиданно скоро – 5 января.
В Москве все делалось очень скоропалительно. Всех прибывших из разных трестов поселили на неделю в гостиницу «Восток» – одну из самых убогих. Нам надо было уладить все денежные дела, получить кое-какие инструкции, пройти собеседование в идеологическом отделе ЦК КПСС, сделать две прививки от холеры и получить билеты на самолет рейсом Москва – Дели – Джакарта. Вторую прививку делали за 10 часов до вылета. Утром я шел вдоль стены центра прививок. До входных дверей осталось около пятидесяти метров, когда из них вышел невысокий, коренастый военный, повернул налево и твердым шагом пошел вдоль здания. Я увидел его только со спины. В раздевалке гардеробщицы что-то оживленно обсуждали, не обращая на меня никакого внимания. Наконец, одна спросила: «Ты что, не встретился с Гагариным?»
Днем в бухгалтерии Министерства нам выдали каждому по 100 индийских рупий, и морозным вечером 16 января на четырех такси мы отправились из гостиницы «Восток» в международный аэропорт. Своих вещей у нас было немного.
В Дели нас должен был встретить представитель Советского Посольства. Мы выходили на трап с зимними пальто в руках – и казалось, что на мордах обезьян, прыгающих по крыше ангара, светились улыбки сочувствия. Нас удивил совершенно новый, незнакомый запах южного воздуха.
Представитель нашего Посольства в аэропорт Палам не приехал, но нас ждала сотрудница компании «Пакистанские авиалинии», которая перерегистрировала наши билеты на рейс в Карачи на следующий день. Наши личные вещи были погружены в автобус, который доставил нас в отель «Централ корт». В Дели каждый пережил ряд своих мелких приключений, связанных в основном с незнанием меры денег. Наш рейс был перенесен из-за грозового фронта на поздний вечер, и в Карачи мы прилетели в третьем часу ночи. Нас ожидали главный специалист контракта И. Живица, главный геофизик Ю. Грачев и два старших переводчика. После таможенных процедур всех отвезли в отель «Метрополь».
Утром следующего дня после завтрака в ресторане отеля нас всех увезли в Советское Представительство в Пакистане, где руководитель контракта А. Каляжный провел с нами большую всестороннюю беседу. Он рассказал о режиме нашего рабочего дня, правилах поведения, о зарплате, о том, что каждой семье будет предоставлена квартира. Главный бухгалтер выдал каждому работающему аванс порядка 400–500 рупий. После беседы нас на автобусе Представительства увезли обедать в столовую Советского Посольства. Столовую мы продолжали посещать каждый день около месяца, пока жили в «Метрополе».
К 8 часам утра следующего дня мы прибыли на свои рабочие места в Корпорации по развитию нефтегазовой промышленности. Она была организована сразу после заключения советско-пакистанского договора об оказании технической помощи в начале 1961 года. Это был неожиданный и удивительный контракт. Советский Союз решил оказать техническую помощь стране, состоявшей в двух военных блоках – СЕНТО и СЕАТО, направленных против него. Самолет-разведчик Пауэрса, сбитый под Свердловском, взлетел с американской авиабазы, расположенной в Пакистане.
Наш десант в Карачи был вторым. Первую группу составляли организаторы контракта, несколько геологов, геофизиков, переводчиков и автомехаников.
В первый день работы главный геофизик Ю. Грачев привел меня в большую комнату, показал мой рабочий стол и ушел, предоставив нам возможность знакомиться самим. У противоположной стены стояли три стола. Левый занимала Элеонора Петровна Грачева, правый – Тамара Григорьевна Борисова, обе интерпретаторы-сейсмики. За средним столом сидела геофизик от пакистанской стороны – миссис Кадри.
Появление молодого мужчины в женской компании, естественно, вызвало оживление. Элеонора Петровна сразу забросала меня вопросами: кто? откуда? семейное положение? где работал?.. Тамара Григорьевна была сдержанна, лишь изредка бросала реплики. Но мое внимание привлекла миссис Кадри. У нее были густые черные волосы, большие карие глаза на смуглом лице. Одета она была в короткую зеленую блузку, вокруг бедер обмотан кусок плотной коричневой материи, свободный конец которого перекинут через плечо. Этот костюм называется сари. Разговор ее даже по-английски звучал мягко, вкрадчиво.
Вскоре ко мне пришел В. Лотышев, техрук первой гравиметрической партии, в распоряжение которого поступили все приехавшие гравиметристы. Он показал на карте район будущих работ на плато Потвар в северной части страны и дал задание внимательно изучить отчеты американских геофизиков братьев Хантов, которые проводили гравиметрическую съемку в Пакистане в 50-е годы. Они сделали отрицательное заключение о нефтеносности осадочной толщи. Но пакистанские геологи не приняли их точку зрения. На просьбу провести новые детальные работы американцы затребовали непомерную сумму. Проведав об этом, наш посол Капица срочно проконсультировался с отечественными геологами и предложил президенту Пакистана Аюб-Хану помощь Советского Союза, причем с оплатой контракта не в долларах, а в местной валюте – рупиях. После краткого раздумья предложение было принято.
Корпорацию по развитию нефтяной и газовой отрасли возглавил генерал Хаяутдин. Главным геологом был назначен мистер Маджит, его заместителем, ответственным за геологические работы в Восточном Пакистане (нынче Бангладеш), назначили мистера Кадри. А его жена – миссис Кадри – получила должность главного геофизика.
Миссис Кадри окончила физико-математический факультет в Хайдерабадском университете в Индии. Руководство Корпорации отправило ее на полгода в США – на курсы переподготовки по геофизике. Там ее интенсивная учеба завершилась тем, что она написала для своих коллег брошюру «Краткое руководство по проведению работ по гравиразведке, магниторазведке и электроразведке». И вот сейчас она сидит между двух советских интерпретаторов-сейсмиков и пытается вести разговор на производственную тему. Мешает языковой барьер – все сидят со словарями. Кроме того, у женщин всегда найдется более интересная тема для разговоров, чем геофизика.
Миссис Кадри рассказывала нам бытовые эпизоды из жизни американского студенчества. Как правило, студенты там старше наших лет на пять-семь. Большинство платят за учебу и вынуждены подрабатывать на жизнь. Часто и девушки, и парни работают мойщиками посуды в кафе или ресторанах. Миссис Кадри оставила дома, в Карачи, свое обручальное кольцо, и ей пришлось потратиться на покупку кольца в США, так как за красивой «незамужней» индианкой начали настойчиво ухаживать американские парни. Появление кольца на пальце сразу внесло спокойствие в ее личную жизнь.
Элеонора Петровна и Тамара Григорьевна на первых порах рассказывали об условиях жизни и работы в Западной Сибири. Первая работала на юге Тюменской области, а вторая – на севере, в районе г. Березово, была одной из первооткрывательниц нефти в этом районе.
Мы говорили о вечной мерзлоте, болотах, проваливающихся тракторах, лежневых дорогах, северных оленях и северных сияниях, о вкуснейших сибирских рыбах – нельме, муксуне, осетре. Я читал со словарем тоненькие отчеты Хантов о проделанных в Западном и Восточном Пакистане съемках. Но в них лишь описывались организация работ и условия проживания в поле. И ни слова об интересовавшей нас методике интерпретации результатов съемок. А на последней странице – ничем не обоснованное заключение о бесперспективности площадей на поиски нефти.
Мы были настроены поскорее выехать на полевые работы. Между тем пакистанская сторона несколько раз откладывала выезд, ссылаясь на нехватку то посуды, то осветительных ламп. Наши шутники говорили, что следующая отсрочка выезда будет объясняться недостачей туалетной бумаги. Однако такая задержка имела для нас и положительную сторону. С каждым днем мы чувствовали себя все увереннее в новой обстановке, легче общались со своими будущими коллегами-пакистанцами.
В выходные дни нас стали вывозить на морской пляж. Посольство имело там дом, где можно было переодеться и после купания ополоснуться пресной водой. Николай Романов взял в профкоме Посольства гитару и быстро освоил несколько аккордов, которые позволяли ему прилично петь известные бардовские и туристские песни. Игра на гитаре впоследствии очень скрашивала наши вечера в поле.
Вскоре в нашей камералке появилась штатная переводчица миссис Ники (из российских эмигрантов). Муж ее, мистер Ники (Никита Прадченко), работал потом переводчиком в полевой сейсмической партии.
Разговоры с миссис Кадри со временем становились все оживленнее. Она знала многое о жизни пакистанской элиты – обычаях, интригах – и беззаботно рассказывала нам об этом. Миссис Кадри первая прониклась к нам доверием и благожелательностью, и мы отвечали ей тем же.
В конце марта, наконец, полевики выехали на север Пакистана, в Пятиречье на плато Потвар, почти в 1000 км от Карачи......

23 17

Медиасфера
блог редактора.jpg


Блог Залесова.jpg

 

клуб друзей Истоки.jpg

УФЛИ

Приглашаем вас принять участие в конкурсе "10 стихотворений месяца".

Условия конкурса просты – любой желающий помещает одно стихотворение в интернет-сообществе «Клуб друзей газеты «Истоки» только в этом посте http://istoki-rb.livejournal.com/134077.html


Итоги конкурса за декабрь 2017 года


Итоги прошедших конкурсов





коррупция











 

http://www.amazon.com/dp/B00K9LWLPW




Хотите получать «свежие» статьи первым?
Подпишитесь на наш RSS канал

GISMETEO: Погода
Создание сайта - Интернет Технологии
При цитировании документа ссылка на сайт с указанием автора обязательна. Полное заимствование документа является нарушением российского и международного законодательства и возможно только с согласия редакции.
(с) 1991 - 2013 Газета «Истоки»