Информационно-публицистический еженедельник
Выходит с января 1991 г.
№ 12 (884), 26 марта  2014 г.
Архив еженедельника «Истоки»

Человек читающий
ОБЫКНОВЕННАЯ ТРАГЕДИЯ
09.12.2009
Александр ИЛИКАЕВ

       
Меньше всего мне хотелось бы выступить в роли придирчивого критика, ибо только читатель, воспринимающий литературное произведение во всей его полноте, относящийся к нему не как к некому тексту, нуждающемуся в профессиональном разборе, а как к достоверному отчету об имевших место событиях, каким-то таинственным образом ставших достоянием публики, может судить – удалась вещь или нет.
Евгений Рахимкулов – начинающий уфимский прозаик. Конечно, как любой молодой человек, интересующийся литературой, он пробовал и пробует писать стихи, но главное место в его творчестве занимает проза, причем не описательная, экспериментаторская, а исключительно остросюжетная. Попутно сразу отмечу, что речь идет отнюдь не о бульварной продукции. Большинство детективных и фантастических произведений, заполонивших полки книжных магазинов, пишутся под копирку, эксплуатируя одни и те же образы, лишенные всякого наполнения. Завлекательность подобной литературы сродни завлекательности графоманских эротических рассказов, публикуемых в приложениях к журналам в полиэтиленовой пленке.
Главная особенность повествовательной манеры Рахимкулова – предельная простота, безыскусность изложения. Сдобренные легкой иронией, пускай зачастую наивной, его тексты странным образом возвращают к жизни уже, казалось бы, намертво изжитую традицию провинциального бытоописания, традицию, лишенную стремления следовать столичной моде.
Повесть «Мотылек» по своему объему и значимости превосходит все, ранее написанное автором. По существу – это дебют. Мне одному из первых было предложено ознакомиться с черновиком повести. Признаюсь, опасался, что все выльется в какой-то большой неправдоподобный анекдот (некоторым наигранным комизмом грешили ранние работы Евгения). Однако повествование, начавшееся чуточку «постмодернистски», с подчеркнуто обстоятельного описания университетского коридора, плавно перешло в то, что представляет единственный интерес для читателя, – в обстоятельное изложение вымышленных событий.
Герои повести взяты из самой жизни, но не грубо, охапкой, а тщательно отобраны: самые яркие, самобытные натуры переплавлены в творческом тигле в истинно художественные персонажи со своей судьбой – прошлым, настоящим и трагическим будущим.
Наиболее целен и достоверен образ Игоря. Достаточно подробно изложена его предыстория, описана внешность. Игорь чем-то напоминал улитку: маленький, щупленький, очень медлительный, с длинными, торчащими, словно улиточные рожки, ресницами… К семнадцати годам Игорь изменился. Он остался таким же тощим и с такими же длинными ресницами, но заметно вытянулся, и лицо его стало серьезным…
Внешность же Владислава Ивановича Перышкина по прозвищу Сверчок остается для читателя загадкой. Того, что герой был «маленьким, щуплым, шустрым и никогда не умолкающим», – недостаточно.
…Смерть оканчивает все наши истории. Истина, напрямую применимая к «Мотыльку». Гибель Вики, выписанная с натуралистическими подробностями, совсем не «мини-трагедия», это не «смерть понарошку». Это ужасная правда о наших городах, в которых, как и сто лет назад, «на главных улицах почти всю ночь царит оживление, сверкают яркие огни, а чуть в стороне начинаются темные закоулки, безжизненные серые хрущевки и редкие фонари, которые обычно не горят».
Подробно излагая факты из биографии Игоря Улитина, исследуя его прошлое, автор рисует становление истинно мужественного характера. Заставляя читателя посмеяться над неприспособленностью Игоря к реальной жизни, его тщедушным телосложением, нелепыми поэтическими опытами, Рахимкулов создает удивительно достоверный образ подростка, мечтающего о творчестве, подвигах, любви. Любви, надо сказать, не просто нежданно откуда-то свалившейся, а добытой мужес¬твенным и благородным поступком.
Образ Перышкина – наиболее колоритный и многозначный образ повести. Автор лишил его предыстории. Все, что мы знаем о нем, – чуть больше строчки скупой официальной автобиографии: «В молодости он работал в уфимском драмтеатре. Исколесил с гастролями полстраны, пару раз выезжал во Францию». Остальное дописано скупыми штрихами. По-человечески Перышкин обаятелен. Обаятельны его молодежное, не изжитое бунтарство, его детскость, проявляющаяся в зачастую неумеренном использовании экспрессивной лексики, безобидном и одновременно исполненном многозначительной, почти андерсоновской глубины шутовстве. Ребенку нет нужды скрывать то, что король голый. Вот такого ребенка лет шестидесяти вывел автор повести. И тем трагичнее превращение настоящего человека в сгорбленное небритое существо в зеленой пижаме без пуговиц с потухшим взглядом.
Одиночество Перышкина – всепроникающее, какое-то надрывно чеховское, но лишенное лирической тоскливости, неслучайно ведь в повести практически нет описаний Уфы.
Когда я делился с Евгением первыми впечатлениями о его повести, я высказал догадку, что по крайней мере в концептуальном плане она была написана в качестве литературно-художественного (не критического) ответа на «Бледный город» Игоря Савельева. И там и тут – Уфа, и там и тут – персонажи, имеющие реальные прототипы. Автор подтвердил мою догадку. Действительно, когда сравниваешь две эти вещи, бросается в глаза их родство. Но если «Бледный город» – некая прелюдия, заявка на повесть об Уфе, то «Мотылек» – попытка рассказать о людях, в Уфе  живущих. Собственно, «Бледный город» повестью назвать можно лишь условно. Произведение Савельева тяготеет к рассказу, изображает один большой эпизод с привлечением некоего пояснительно-иллюстративного материала. Задача, которую поставил перед собой Рахимкулов, – куда сложнее: не демонстрация какой-то авторской позиции, не эксплуатация значимых только для автора идей и образов, а стремление донести до читателя эти идеи и образы через реальное отображение окружающей жизни.
Повесть Рахимкулова примечательна тем, что излагаемые в ней события уж никак не назовешь заурядными. В ней наличествуют совершенно невозможные для всей предшествующей уфимской молодежной прозы темы – политическая, социально-экономическая. Это предъявляет автору ряд требований, которые он пока не в состоянии выполнить. Прежде всего речь идет о языке повести. Текст изобилует повторами, неудобоваримыми фразами.
Впрочем, несмотря на отмеченные недостатки, основа у повести есть. Это состоявшийся оригинальный художественный текст, представляющий своеобразную веху в развитии уфимской молодежной прозы.

26 18

Медиасфера
блог редактора.jpg


Блог Залесова.jpg

 

клуб друзей Истоки.jpg

УФЛИ

Приглашаем вас принять участие в конкурсе "10 стихотворений месяца".

Условия конкурса просты – любой желающий помещает одно стихотворение в интернет-сообществе «Клуб друзей газеты «Истоки» только в этом посте http://istoki-rb.livejournal.com/134077.html


Итоги конкурса за декабрь 2017 года


Итоги прошедших конкурсов





коррупция











 

http://www.amazon.com/dp/B00K9LWLPW




Хотите получать «свежие» статьи первым?
Подпишитесь на наш RSS канал

GISMETEO: Погода
Создание сайта - Интернет Технологии
При цитировании документа ссылка на сайт с указанием автора обязательна. Полное заимствование документа является нарушением российского и международного законодательства и возможно только с согласия редакции.
(с) 1991 - 2013 Газета «Истоки»