Информационно-публицистический еженедельник
Выходит с января 1991 г.
№ 12 (884), 26 марта  2014 г.
Архив еженедельника «Истоки»

Юбилей
Мое благословение
30.12.2009
Гайса ХУСАИНОВ

       

Открытое письмо поэтессе  Факие Тугузбаевой

 

Пожалуй, у каждого бывают моменты крайней усталости или грусти в пору одиночества, когда не знаешь, куда себя девать. Сам я в таких случаях обычно принимаюсь читать произведения любимых поэтов, выбирая стихи, наиболее близкие моей душе. Так, погружаясь в мир красоты, забываю о своих горестях, и всю мою грусть и тревоги как рукой снимает. К числу таких произведений, Факия, относится и твоя книга «Мое тебе благословение».

Я как литератор в своих обзорных статьях и книгах положительно отзывался о твоей поэзии, а бывало, и устно выражал тебе свое одобрение и похвалы. Однако высказать некое обобщенное мнение о твоем творчестве в целом мне так и не представилось случая, и потому в жизни бывает всякое, как говорится, сегодня есть, а завтра нет, – я решил хотя бы в виде письма в какой-то мере довести до твоего сведения накопившиеся мысли свои.

Факия, за твоим поэтическим творчеством я слежу еще с той поры, когда появились написанные для детей книжки «Мак полыхает», «Тетрадь в клетку», «Новое платье». В них я обратил внимание на то, что ты как женщина, мать пишешь с глубоким знанием детской психологии – просто и доходчиво. Когда ты стала главным редактором красочно-привлекательного журнала для малышей «Акбузат», твои стихи и проза в этой области стали еще самобытнее и тоньше, обрели такие качества, как способность западать в детские души, краткость и легкость запоминания. А ведь это само по себе особый, захватывающе волшебный мир искусства.

В книгах для взрослых «Зеница ока», «Открываю звезды», «Мелодия часов» можно было видеть звездной чистоты резкие, яркие цвета, чувствовать разнообразные мотивы и наслаждаться ими. В этих твоих сборниках я открыл для себя прозрачную ясность, наглядность, полноту и завершенность твоей поэзии.

И все же самой яркой книгой, еще более раскрывающей твои поэтические способности и придающей сияние твоей поэзии, я считаю сборник стихов и поэм «Мое тебе благословение», который вышел в свет в 1994 году. Не будет преувеличением сказать, что эта солидная книга явилась примером достижения тобой поэтических высот в современной нашей поэзии. Веским доказательством и достойной оценкой этого явилось то, что она была удостоена самой высокой награды нашей республики в области литературы и искусства – премии имени Салавата Юлаева.

В этой книге ты, Факия, от души благословляешь на добро не только своего любимого, но и всех, кто в пути, всех живущих; глубоко постигаешь силу поэзии, вкладывая в творчество весь свой интеллект и эмоциональный опыт.

В книге «Мое тебе благословение» и вообще во всем твоем творчестве лейтмотивом звучит поток то пламенных, то грустных и тревожных чувств, вызванных пропущенными сквозь твое сознание и сердце поэтическими образами нашей республики – Башкортостана, родного народа, его героических сынов и дочерей.

Звонкий отзвук этого я слышу в стихотворении «О, судьба моя – Башкортостан!»:

 

Башкортостан,

Чтобы понять тебя,

Нужно иметь душу,

Широкую, как степи твои;

Быть певуче-грустным,

Как реки твои;

Быть высоким и загадочным,

Как леса твои,

Земля моя – Башкортостан!

 

Точно так же твой поэтический образ и ты сама представляетесь мне живым изваянием столь же широкой души, певучим и печальным, лучисто-сияющим, высоким, как скала, и загадочным. Ведь, в сущности, во всем твоем творчестве, как я отметил выше, лейтмотивом проходят звучащие рефреном темы «Земля моя – Башкортостан», «Судьба моя – Башкортостан», «Песня моя – Башкортостан». Твою поэзию без этого и представить невозможно. Многие твои стихи говорят о том, что ты душой болеешь за свой народ. Я присоединяюсь и к твоим словам «Я совершаю хадж лишь в мой народ». Понимаю и то, что в твоем стихотворении «Родина моя» продолжается неувядающий мотив Михаила Лермонтова. Чувствую также, что в сердце твоем кроется дух таких личностей, как Байрон, Салават, Петефи, Бабич. Ты ведь и сама подтверждаешь это:

 

Мой клич – призыв не новый,

Это ведь Салавата клич,

Это Бабича последнее

слово к Родине,

Это указание Валиди.

 

Подобно тому как писал Шайхзада Бабич: «Чистого золота песни свои пою я для народа моего, для родины моей золотой», ты ведь тоже песни свои, посвященные родине и народу, словно золото намывая, процеживаешь сквозь сердце.

Как в женщине в тебе, Факия, настолько сильны материнство, самоотверженность до жертвенности, идущие от Зайнаб и Хадии, что нам, мужчинам, не восхищаться и не склонить голову перед вами никак нельзя: многие вам лета, великодушные и сердечные вы наши!

Факия, ты, как Данко Максима Горького, словно бы вырывая свое сердце из груди, светишь его огнем в своих стихах. «Клянусь, держа огонь в руках», «Коль без огня останется народ мой, огнем я буду для него», – говоришь ты. «Сердце мое – пылающий огонь», – твои это слова. Значит, в сердце твоем горит огонь Прометея. Вот этот сердечный огонь пронизывает самые сильные твои стихотворения и поэмы, делая их светлыми и пламенными.

Опять же, Факия, в современной поэзии нашей есть твой собственный костер, о чем ты сама в стихотворении «Разжигаю костер» сказала так:

 

Я, Факия, дочь Канны-Тюркея,

Взойдя на Балкан-тау,

разжигаю костер,

Кремнем сердца огонь высекая

И ставя над костром

несгораемый таган.

 

Кстати, я бывал в твоих родных краях, в Буздякском районе и в деревне Канны-Тюркей, поднимался на Балкан-тау, купался в водах живописного озера Асылыкуль. Удивительно красивая местность, край легенд. Даже записал там один из вариантов эпоса «Заятуляк и Хыухылыу».

Я знаю, Факия, мелодии для своих стихов ты берешь из народных песен. Потому они певучи и близки к народу. «Песню ты поешь, башкир. У тебя есть что спеть на весь мир в полную грудь свою. К Господу тебя возносит твоя песня, во вдохновении твоем – великая, святая сила», – приветствуешь ты мелодии нашего народа.

 

Ты берешь для каждой

своей песни

Силу земли и вод, огня и воздуха.

Душою ощущаю в мелодиях твоих

Продолжение земли, воды, огня.

 

Когда я читаю эти строки, я понимаю, как ты свою поэзию насыщаешь равной ее мелодичности глубокой философией. Видать, песня не только делает человека певучим, но и словами, исполненными глубокого смысла, помогает стать философом и понять суть жизни. А в стихах «Песня твоя – молитвы твои, песня твоя – совесть твоя», пожалуй, есть нотки некой божес­твенности.

Сердобольная Факия, я прислушиваюсь к звукам струн твоей лиры. Имея в виду твое признание «Я с рождения печальная такая», я в твоих стихах слышу и отзвуки печали, улавливаю голос твоей души, рыдающей подобно осенним ветрам, чувствую ее боль, вижу твое тревожнее беспокойство. Но в то же время обнаруживаю в твоей душе оседланного коня и боевой задор. Значит, ты настолько чуткая поэтическая натура, что способна заставить звучать разные струны сердца, к тому же из тех, кто трогает их осторожно, не касаясь бездумно чуждых струн. Как ты права в следующей строфе:

 

Никто и ничто не может помочь –

На сердце свое лишь надежда.

Тысяча забот (и) великий задор

В сердце моем,

Что бы я делала, если б и оно

было пусто?!

 

Как было сказано выше, и у такой сильной натуры сердце порой раздирается. Ее радости перемежаются с горем, унынием и тоской. Факия, послушаем еще раз то, что написала ты:

 

Победила я сама себя в любви,

В душе – хвала и праздник.

В песнях моих победа

в небо вознеслась,

Во мне (же) осталась тоска,

тоска, тоска…

 

В этих гордых словах я слышу созвучие душевным струнам и гордым напевам Анны Ахматовой, Марины Цветаевой, Зайнаб Биишевой.

Значит, ты – из их круга благородных. Посвященные им стихи твои подтверждают твою верность лучшим традициям. Говоря твоими словами, я уверовал в то, что «в глазах твоих – искра, на устах – песня, мелодия, в сердце твоем – сила-вдохновение (и) святость».

Букеты твоих стихов радуют свежими чувствами, верностью и искренностью, служат бальзамом и для стареющих душ, напоминая им молодость и вызывая светлую грусть о поре юности. Перечитывая такие стихи о драмах любви, как «Не веришь – ну и не верь», «Чтоб душа твоя осталась на земле…», «Как прожить, не видясь с ним?», подчас погружаюсь в раздумья. По-моему, такие стихи, полные внутреннего драматизма, может писать лишь поэт великой души и тонких чувств.

Но удивительно и другое, на что, не скрою, с болью отозвалось мое израненное сердце: как пережить неизбывное чувство расставания с пламенной любовью юности, когда меняются судьбы и остывают отношения двоих? Вот ведь еще каким может быть некогда огромное чувство верной любви молодости! И это тоже могут сохранить в себе лишь верные на всю жизнь сердца женщин. И ведь хотя бы капля обиды, чувства сожаления, малейшая тень в отношении любимого, ставшего чужим! Это нечто божественное. Ведь и само имя Факия означает «райский плод».

В книгах «Мелодия часов», «Мое тебе благословение», «Моя птица – Хумай» среди стихов, посвященных не только вечной любви, но полных чувства нежности к матери, к детям, – уйма чудных образцов, достойных занять свое место лишь в антологиях.

И в стихах, обращенных к детям, ты говоришь: «Пусть будет человечным мое слово, малышу придаст пусть пару крыл; не только слово данной клятвы, и простое оно – как завет». И вообще будет справедливо, если я скажу, что основная суть многих твоих стихов соткана из строк, способных быть заветным словом.

Большую подборку своих стихотворений, напечатанных в 12-м номере журнала «Агидель» за 2004 год, ты озаглавила «Состояния души». В свой дневник той поры я записал перечень названий стихов: «Честь», «Вдохновение», «Негодование», «Надежда», «Доброе пожелание», «Проклятие», «Измена», «Влюбленность», «Благословение», «Зависть», «Слава», «Хитрость», «Любовь», «Храбрость», «Радость», «Горе», «Тоска», «Мечта», «Коварство», «Счастье», «Печаль», «Жалоба», «Гордость». Это ведь, даже судя по одним лишь названиям, воистину гамма состояний души. Они в этот раз сведены тобой именно в один спектр. В «Обращении к читателю» в порядке вступления к своей подборке сама ты говоришь:

 

И ты, и я, Человек, –

Симфония,

К творчеству способны мы,

Стоит лишь перенести на ноты

Каждое состояние души.

 

Факия, в твоей поэзии я слышу мелодии той самой симфонии, вложенные в ритмические строки и превращенные посредством различных звуков в музыку стихов. Многие твои стихи – как песня, ласкающая слух и бодрящая сердце. У тебя, кажется, нет привычки писать специально для композиторов, что присуще некоторым нашим поэтам. Музыкально звучащие стихи у тебя наши композиторы, наверно, находят сами. А те, что не вмещаются в ноты и музыку, – это уже нечто иное. Сама симфония жизни не может уместиться в ноты: в ней очень много диссонансов и какофонии.

Твой дастан «Канны моя – крепость Хумай» – большое достижение в сегодняшней башкирской эпической поэзии. По тематике своей и поднятой проблеме, эпической широте, жанровым особенностям, образности, удивительно богатой поэтике это совершенно новое явление. Тщательное изучение его – большая задача перед нами, литераторами. В дастане я вижу продолжение традиций, идущих от наших эпосов, классических дастанов Востока «Урал-батыр», «Акбузат», «Заятуляк и русалка», и творчески развитые поэтические открытия.

Прими мое открытое письмо и как некое благословение.


18 14

Медиасфера
блог редактора.jpg


Блог Залесова.jpg

 

клуб друзей Истоки.jpg

УФЛИ

Приглашаем вас принять участие в конкурсе "10 стихотворений месяца".

Условия конкурса просты – любой желающий помещает одно стихотворение в интернет-сообществе «Клуб друзей газеты «Истоки» только в этом посте http://istoki-rb.livejournal.com/134077.html


Итоги конкурса за декабрь 2017 года


Итоги прошедших конкурсов





коррупция











 

http://www.amazon.com/dp/B00K9LWLPW




Хотите получать «свежие» статьи первым?
Подпишитесь на наш RSS канал

GISMETEO: Погода
Создание сайта - Интернет Технологии
При цитировании документа ссылка на сайт с указанием автора обязательна. Полное заимствование документа является нарушением российского и международного законодательства и возможно только с согласия редакции.
(с) 1991 - 2013 Газета «Истоки»