Информационно-публицистический еженедельник
Выходит с января 1991 г.
№ 12 (884), 26 марта  2014 г.
Архив еженедельника «Истоки»

Человек пишущий
Притчи
13.01.2010
Николай АНДРЕЕВ

       

Нищий и музыкант

Мальчики – Леха и Борька – приехали в город перед закатом. Над городом прошел ливень, и улицы, выложенные мелкой тротуарной плиткой, сверкали на солнце подобно начищенным до блеска зеркалам. Все, на что ни падал взгляд, светилось, искрилось, радовалось жизни, и только давно не крашеный фасад филармонии выглядел темно и печально, под стать облику сидящего у тумбы с афишами нищего старика.

«Подайте, кто может!» – разносился над площадью его жалобный стон.

Леха не стал жадничать, положил копеечку в протянутую ладонь.

– Дай бог вам здоровья! – низко поклонился старик.

– И ночлега, – добавил от себя Борька.

Узнав о том, что щедрым мальчикам негде спать, нищий пригласил их к себе домой.

– У меня, – сказал он, – хоромы хотя и не барские, но переночевать есть где. Идемте, не пожалеете.

В эту минуту мимо них прошел худой мужчина в поношенном плаще и старомодной шляпе. Увидев в его руках авоську с мороженой рыбой, нищий снова застонал:

– Люди добрые! Не откажите в милости, помогите, чем можете!

Прохожий остановился. Спросил, чем конкретно он может помочь.

– Подайте, Христа ради, рыбку!

– Рыбку? Да какая же это помощь? Сегодня вы съедите ее, а завтра будете опять голодать. Нет-нет! Вам, друг мой, не столько рыба нужна, сколько удочка для ее ловли. Если хотите, я готов ее дать…

– Что дать? – не понял старик.

Человек в плаще сказал, что может научить его, бедного нищего, тому, как честным трудом заработать себе на пропитание.

– Кто может научить? – вылупив от удивления глаза, спросил нищий. – Ты?!

После чего, всплеснув руками, захохотал во все горло.

– Чему ты можешь научить? – воскликнул он, тыча пальцем в поношенную одежду и стоптанные туфли прохожего. – Тому, как работать, не зарабатывая, и копить, не накапливая? Посмотри на себя в зеркало! Ты – пугало для тех, кто бедности боится больше позора, а сумы страшится пуще, чем тюрьмы. Не надо мне твоих советов! Уволь! И рыбу свою копеечную съешь сам! У тебя ведь в холодильнике-то, небось, пусто?

Ничего не ответил человек в поношенном плаще и старомодной шляпе. Посмотрел нищему в глаза и, удивленно покачав головой, направился дальше.

Леха бросился за ним. Догнал и, схватив за рукав, извинился за грубость старика.

– Ты добрый мальчик, – погладил его по голове прохожий. – Я слышал, тебе негде ночевать? Пойдем ко мне. Я и моя семья будем тебе рады. А на старика я не сержусь, чего с него взять.

Они ушли.

Нищий презрительно махнул им вслед и предложил Борьке собираться на ночлег.

Встретились мальчики утром следующего дня там, где и расстались, – на площади перед филармонией.

Всем своим видом выказывая довольство от проведенного накануне вечера, Борька поглаживал себя по животу и рассказывал о том, какими вкусностями угощал его старик-нищий, какой дорогой мебелью обставлена его уютная квартира и какое великое количество каналов показывал его огромный, во все стену, телевизор. Улыбнувшись старику, стоящему с протянутой рукой у тумбы с афишами, спросил Леху, как он провел вечер.

Леха сказал, что весь прошедший вечер он провел на кухне за чашкой чая с приютившим его хозяином.

– То есть, – уточнил Борька, – он действительно настолько беден, что у него в доме нет более подходящего места для гостей?

– Да, но ты бы только знал, какой он необыкновенный рассказчик!

– Это оттого он необыкновенный рассказчик, что у него, видимо, телевизор не показывает. А чем он тебя угощал? Копеечной рыбой? А какая у него мебель, старая?

– Зато у него есть настоящее немецкое пианино!

– Непонятно.

– Что тебе непонятно?

– Кто из них нищий. Этот, – Борька кивнул в сторону старика, – кто весь день стоит с протянутой рукой, или тот, у кого, кроме пианино, ничего ценного в доме нет?

– Не знаю, – почесал затылок Леха. – А ты как думаешь?

В этот момент старик низко нагнулся в благодарность за брошенную кем-то денежку, и мальчики увидели за его спиной афишу с портретом приютившего Леху мужчины во фраке. Над портретом крупными буквами было напечатано: «Концерт фортепианной музыки. Лист, Шопен, Рахманинов, Дебюсси», а ниже – фамилия исполнителя.

– Смотри! – сказал Борька. – Тот, у кого в доме пусто, оказывается, вовсе не нищий. Он музыкант!

– Да, – согласился Леха. – А нищий – тот, кто стоит с протянутой рукой. У него есть все, но он все равно нищий. Так, говорят, иногда бывает с людьми. Пошли, нечего нам тут больше делать.

Проходя мимо тумбы с афишей предстоящего концерта, мальчики остановились. Вынули из карманов по монетке и аккуратно вложили в протянутую ладонь старика.

 

Волшебный цветок

Однажды, когда зима была особенна долга, а морозы особенно трескучи, в стране, населенной купцами и ремесленниками, появился Маленький ангел. Кто он и откуда, никто не знал. Сам Маленький ангел говорил, что прилетел из небесного града, где ворота не запираются ни днем, ни ночью, где нет нужды ни в солнце, ни в луне, где растет дерево жизни, плодоносящее двенадцать раз в году. И в доказательство показывал принесенный с собой цветок. «Этот цветок, – говорил он, – с ветки того самого дерева, о котором я только что говорил. Его лепестки, возможно, не такие яркие, как те, что я видел в ваших оранжереях, зато – посмотрите! – от него веет умиротворением и негой. У него еле слышный аромат, однако он слышен даже тем, у кого заложен нос. Его невозможно купить и продать, но можно получить в подарок. Возьмите его! Он поможет понять и полюбить то, чего вы не любили и не понимали раньше. Что нет ничего прекраснее зимнего утра, когда крупинки инея, осыпаясь с хрустальных деревьев, скрипят под подошвами ботинок, что другой такой снежинки, упавшей на вашу ладонь, нет и не будет, что без березки, растущей напротив вашего окна, мир станет другим. И что вы сами можете стать другими людьми, позволив любви войти в ваши сердца».

«Нашел что предлагать! – усмехались купцы и ремесленники. – От любви одни душевные расстройства, головокружения и слабость. А кому из нас, деловых людей, это надо? И к тому же нам недосуг заниматься подобными глупостями».

Маленький ангел не отступал. Он убеждал людей в том, что отказываться от того, чего не испытал, и насмехаться над тем, чего не знаешь, неправильно, но те не слушали его. Они говорили, что им не нужны лишние хлопоты, и сердились, когда Маленький ангел продолжал настаивать на том, что с волшебным цветком жизнь человека станет лучше. А когда им это надоело, они вырвали цветок из его рук и затоптали в снег.

Маленький ангел покинул страну купцов и ремесленников. Но странное дело – те, кто прогоняли его, и те, кто, ни во что не вмешиваясь, наблюдали за происходящим со стороны, не забыли его слов. И когда однажды в ночь под Рождество выпал снег, внезапно увидели, что действительно не существует ничего чудеснее зимнего утра, когда крупинки инея, осыпаясь с хрустальных деревьев, скрипят под подошвами ботинок, что каждая снежинка неповторима и прекрасна, что без срубленных березок, некогда росших под их окнами, мир стал другим. И что они сами, кажется, стали совсем другими людьми.

«А волшебный цветок тут ни при чем, – уверяли друг друга купцы и ремесленники. – Просто зима такая выдалась – тихая, теплая, снежная. Только в ней все и дело».

 

Солидный господин и юродивый

Привязался на улице к солидному господину юродивый – не понравилось, как тот выглядел, во что был одет.

– Рубаха на тебе, погляжу, белая, – говорил он, семеня сбоку, – на руках запонки с искорками, а в глазах тьма непроглядная. Отчего так?

Промолчал солидный господин, ничего не сказал, только губы плотнее сжал да шаг ускорил.

– Знаю, знаю – отчего! Душа твоя очерствела, вот и взор потух. А все потому, что слабых обижаешь, вдов притесняешь, стяжаешь не в меру. Потому что забыл ты о приближении Царства Небесного, где каждому воздастся по делам его!

– Ну, как же, как же, прекрасно помню, – не побрезговал, ответил солидный господин. – В Откровениях Иоанна Богослова об этом сказано: придет, дескать, день, появится конь бледный и на нем всадник, имя которому Смерть.

– Да, да, правильно говоришь, человече, Смерть! И ад следовал за ним, и дана ему власть над четвертой частью земли – умерщвлять мечом и голодом, мором и зверями земными.

Солидный человек усмехнулся. Сказал, что поскольку смерть и ад – названия ханаанских божеств, то стращать его грядущим концом света не надо, так как ни в ханаанских, ни в каких других божеств он не верит и другим не советует.

– Слушай же дальше! – схватил его руку юродивый. – Произошло великое землетрясение, и солнце стало мрачно, как власяница, и луна сделалась, как кровь. И звезды небесные пали на землю, как смоковница, потрясаемая сильным ветром, роняет незрелые смоквы свои. Вострубил первый Ангел, и сделались град и огонь, смешанные с кровью, и пали на землю; и третья часть дерев сгорела, и вся трава зеленая сгорела.

Солидный человек вырвал свою руку. Сказал, что апокалиптическое пророчес­тво о семи ангелах с трубами является, по его мнению, не чем иным, как историческим воспоминанием об исходе евреев из Египта и мучениях, которые те претерпели во время этого исхода.

– Второй Ангел вострубил, – не слыша, что ему говорят, закатил глаза юродивый, – и как бы большая гора, пылающая огнем, низверглась в море; и третья часть моря сделалась кровью, и умерла третья часть одушевленных тварей, живущих в море…

Солидный человек начал терять терпение. Он оттолкнул слишком близко приблизившегося к нему юродивого и сказал, что это событие давным-давно описано в книге Исхода.

– Моисей ударил по реке жезлом. Вода превратилась в кровь, рыба в реке вымерла, а сама река стала вонять так, что египтяне брезговали пить из нее.

– Третий Ангел вострубил, – затрясся юродивый крупной дрожью, – и упала с неба большая звезда, горящая подобно светильнику, и пала на землю, третью часть рек и на источник вод. Имя сей звезде полынь; и третья часть вод сделалась полынью, и многие из людей умерли от вод, потому что они стали горьки!

Солидный господин, в свою очередь, рассказал о том, как евреи на пути из Египта пришли в Мерру.

– Захотели они утолить жажду и не смогли – вода в Мерре была горька!

– Четвертый Ангел вострубил! – еще сильней затрясся юродивый. – И поражена была третья часть солнца, и третья часть луны, и третья часть звезд, так что затмилось третья часть их...

Солидный господин в ответ рассказал о том, как Моисей простер руки к небу, и весь Египет покрыла густая тьма.

Услышав эти слова, юродивый очнулся. Посмотрел на солидного господина и отпрял в сторону. Склонил голову свою и, перекрестившись, попросил прощения у Господа за то, что бросил его драгоценное семя в терние.

– Воистину, пророчество не для неверующих, – пробормотал себе под нос, – для верующих оно.

Поняв, что его никто не держит, солидный господин направился дальше. На перекрестке, о чем-то задумавшись, остановился и не заметил, как из-за поворота на огромной скорости выехал автомобиль. Услышав истошный визг тормозов, поднял глаза и за мгновение до столкновения с ним увидел, как солнце вдруг сделалось мрачным, звезды посыпались среди дня, а из-за туч показался на бледном коне всадник, имя которому Смерть.

 

Концерт в парке

Я люблю этот парк. Когда мне грустно, брожу по его тихим аллеям и, слушая успокоительный шелест листвы, упиваюсь светлой жалостью к себе. Когда весело, пью с добрым товарищем из маленькой бутылочки коньяк, спрятавшись от прохожих под сенью густой березы. Когда скучно, сажусь на скамейку где-нибудь в стороне от центральной аллеи и, созерцая убранство парка, веду с ним молчаливую беседу. Мы ровесники – давно знакомы, давно изучили друг друга и ничего нового друг от друга давно не ждем. Но вот однажды…

Одним хмурым осенним днем отдыхал я на скамейке у пруда. Пруд зарастал ряской и был похож на больного, от которого отказались врачи по причине отсутствия средств у тех, кто следил за его здоровьем. Увидев проходящую мимо шумную ватагу подростков с граблями, я незаметно для себя отвлекся от грустных мыслей. Мое внимание привлек один из подростков – мальчик по имени Петя. Я его немного знал, он жил в одном со мной доме. О Пете соседи отзывались как о мальчике добром, но ужасном лгуне и проказнике. Не знаю, так ли это на самом деле, но вел он себя, надо сказать, довольно странно. Пропустив ватагу вперед, остановился неподалеку от того места, где стояла моя скамейка. Украдкой посмотрел вслед уходящим товарищам и юркнул в кусты. Через минуту, убедившись в том, что его побег остался незамеченным, отбросил грабли в сторону и, свободно вздохнув, уселся на пенек.

Наблюдая за подростком, мне, грустному, стало еще грустнее. «Ну как же так? – сказал я, обращаясь к собеседнику парку. – Его одноклассники трудятся в поте лица, очищают аллеи от опавших листьев, а этот, с позволения сказать, работничек устроил, понимаешь, себе сладкую жизнь. Нехорошо». – «Нехорошо! – возмущенно зашелестела стоящая рядом осина. – Ему, должно быть, стыдно сейчас». – «Ну, это вряд ли. Таким людям редко бывает стыдно», – возразил я. И оказался прав. Не обращая внимания на мои укоризненные взгляды, Петька сидел на пеньке и, задрав голову, считал пролетавших мимо ворон. Однако так продолжалось недолго, до того момента, пока в парке не появились возвращавшиеся с работы подростки. Увидев товарища, они громко возмутились. «Ага! – злорадно потер я ладони. – Ну, теперь-то, парень, тебе попадет! И поделом!» Я решил, что застигнутый врасплох Петька смутится, начнет выискать отговорки и оправдания своему неблаговидному поступку. А он вдруг ни с того ни с сего стал рассказывать о каком-то необыкновенном происшествии.

– Представляете! – говорил он, захлебываясь от восторга. – Только я побежал догонять вас, как на моих глазах случилось настоящее чудо! Да-да! Из-за пруда вдруг подул ветер, потом выглянуло солнышко, а потом откуда ни возьмись послышалась музыка. Я, конечно, остановился. И что, вы думаете, я увидел?

– Что? – спросили Петькины товарищи.

– Я увидел, как сотни кузнечиков выскочили на асфальтовую дорожку и запиликали на маленьких скрипках. Жучки, надув щеки, задудели в соломенные дудки. Воробьи раскачивали издающие малиновый звон колокольчики и подчирикивали соловьиному хору. А когда музыка докатилась до небес, в воздух взмыла стая желтых листьев. Ее тут же подхватили разноцветные бабочки и закружили в быс­тром танце. Ах, что это был за танец! Хоровод сменялся хороводом, пируэт следовал за пируэтом. Танцоры то разбивались на пары и плавно падали вниз, то, взмыв вверх, парили между небом и землей, то зависали в воздухе и в такт музыке дрожали яркими искорками на ветру. Зрители были в восторге! А сторожка садовника, представьте, даже зааплодировала деревянными ставнями так, что едва сама себе не выбила стекла!

«Ну, ты и фантазер!», – подумал я.

– Ну, ты и врун! – сказали ребята.

Хотел я встать со скамейки и принародно пристыдить Петьку, как вдруг... Тучи над парком разошлись, выглянуло солнце, и… случилось чудо. Кузнечики выскочили на асфальтовую дорожку и запиликали на маленьких скрипках, жучки подняли крошечные головки и, надув щеки, задудели в соломенные дудки, воробьи раскачивали издающие малиновый звон колокольчики и во весь голос подчирикивали соловьиному хору. А когда музыка докатилась до небес, в воздух взмыла стая желтых листьев. Ее тут же подхватили разноцветные бабочки и закружили в необыкновенном танце. Хоровод сменялся хороводом, пируэт следовал за пируэтом. Танцоры то разбивались на пары и падали вниз, то, взмыв вверх, парили между небом и землей, то зависали в воздухе и в такт музыке дрожали яркими искорками на ветру.

– Ну вот, – почесал затылок немало озадаченный Петька. – Я же говорил…

Едва он произнес эти слова, как небо накрыла огромная туча. Кузнечики опустили скрипки и, увертываясь от дождевых капель, спрятались в придорожной траве. Жучки исчезли куда-то. Воробышки вспорхнули и через мгновенье растворились в сером небе.

Музыка стихла. Стало темно и сыро.

Глядя на то, как холодный ветер метет по пустынным асфальтовым дорожкам оттанцевавшие свое листья, я спросил у парка: «Признавайся! Ты устроил этот концерт? Ты помог Петьке обмануть своих товарищей?» – «Я», – зашелестел мокрый парк. «Ну и зачем ты это сделал? Ведь все сказанное им было откровенной ложью!» – «Затем, – забарабанил по скамейке дождь, – что его ложь была настолько чудна и наивна, что заслужила право хотя бы на минутку оказаться правдой».

Я люблю этот парк. Мы с ним давно знакомы и ничего нового друг от друга давно не ждем. Но иногда, когда одна пора сменяет другую так, что становится непонятным, какое на земле время года, с ним и со всеми нами случается нечто такое, чему я искренне не перестаю удивляться много-много лет.

 

Поэт и Смерть

В первый раз Смерть предстала перед поэтом N в образе безобразной старухи с косой. Поманила пальцем и приказала собираться.

– Как, уже? – ахнул поэт. – Но я еще не готов!

– Это тебе так кажется, – зевнула Смерть. – Все, что с тобой должно было произойти, произошло, и вряд ли произойдет еще что-нибудь.

Поэт поднялся из-за письменного стола. Взял в руки тетрадь стихов и огорченно покачал головой.

– Значит, я так и не написал ни одной по-настоящему хорошей книги… Жаль. Зря прожил жизнь.

Сняв с плеча косу, безобразная старуха сказала, что думать о жизни надо было раньше.

– Раньше я не мог! – ответил поэт. – Ведь я только сейчас понял, в чем заключается ее сокровенный смысл, – в преодолении смерти!

Безобразная старуха застыла от удивленья. Спросила, в чем же тогда, по его мнению, заключается смысл смерти. Услышав, что смысл смерти заключается в обретении новой жизни, глубоко задумалась.

– Ну да. Убив поэта, я тем самым вызову интерес к нему, – сказала она. – Мне это не нравится. Я – Смерть, а не пиар-менеджер!

Тяжело вздохнула старуха – раз, другой, третий – и на четвертый выдохнула:

– Ладно, не буду тебя убивать. Подожду, когда твое имя окончательно забудется.

С этими словами она повесила косу на плечо и ни с чем вышла вон.

Во второй раз Смерть предстала перед поэтом N в образе восторженной почитательницы. Села ему на колени и, собирая длинные волосы в тугую косу, сказала:

– Твой новый сборник стихов не остался незамеченным. Это плохо. А вот то, что ты расцвел не по годам, хорошо. Меня это возбуждает – я люблю приходить к беспечным, успешным, счастливым. Дай я задушу тебя в своих объятьях!

Она обвила тугой косой шею поэта и поцеловала в губы.

– Постой! – воскликнул поэт. – Убив меня, ты ничего не добьешься. Меня все равно будут помнить!

– Успокойся, – ответила Смерть, – я не сразу убью тебя – медленно. Я буду приходить к тебе, льстить, поить вином. Обещаю: ты быстро привыкнешь к моим дарам. А когда твое сознание будет отравлено алкоголем и ядом величия, ты и вовсе не сможешь обходиться без них. Ты разучишься писать. Ты рассоришься со всеми, кто посмеет сказать об этом. Ты оттолкнешь от себя тех, кто протянет руку помощи. Твое имя скоро забудется, и однажды, когда день будет особенно хмур, а водка особенно противна, ты намылишь веревку и, взобравшись на табурет, сам попросишь меня о свидании.

Смерть в образе восторженной почитательницы еще раз поцеловала поэта в губы. После чего встала и направилась к буфету за вином.

С этого часа поэт работал как одержимый. Чувствуя за спиной холодное дыхание смерти, он с утра до ночи сидел за письменным столом, стараясь успеть высказать все, что скопилось у него в душе за долгие годы вынужденного молчания. И ничто не брало его в те дни: ни горькое вино, ни сладкая лесть, ни восторженное внимание почитателей.

Смерть долго ходила вокруг поэта, ожидая, когда он испишется, сопьется, скурвится. Не дождавшись, распустила косу свою и ни с чем вышла вон.

В третий раз Смерть предстала перед поэтом N в образе литературного критика. Взяла со стола его новую книгу стихов и, перелистав, сказала басом:

– Надо было за тебя раньше взяться. Опоздала. Теперь, боюсь, ты обретешь бессмертие.

– Так я не умру? – радостно воскликнул поэт.

– А вот этого я не говорила. Все еще можно исправить.

Попросив немного времени для того, чтобы написать статью для популярного журнала, литературный критик сел за письменный стол. Макнул перо в чернильницу и аккуратно вывел с красной строки: «Прочитав последний сборник стихов поэта N, я с глубоким прискорбием вынужден сообщить: поэт N умер».


20 13

Медиасфера
блог редактора.jpg


Блог Залесова.jpg

 

клуб друзей Истоки.jpg

УФЛИ

Приглашаем вас принять участие в конкурсе "10 стихотворений месяца".

Условия конкурса просты – любой желающий помещает одно стихотворение в интернет-сообществе «Клуб друзей газеты «Истоки» только в этом посте http://istoki-rb.livejournal.com/134077.html


Итоги конкурса за декабрь 2017 года


Итоги прошедших конкурсов





коррупция











 

http://www.amazon.com/dp/B00K9LWLPW




Хотите получать «свежие» статьи первым?
Подпишитесь на наш RSS канал

GISMETEO: Погода
Создание сайта - Интернет Технологии
При цитировании документа ссылка на сайт с указанием автора обязательна. Полное заимствование документа является нарушением российского и международного законодательства и возможно только с согласия редакции.
(с) 1991 - 2013 Газета «Истоки»