Информационно-публицистический еженедельник
Выходит с января 1991 г.
№ 12 (884), 26 марта  2014 г.
Архив еженедельника «Истоки»

Есть мнение
Дом, в котором я хотел бы жить
13.01.2010
Всеволод ГЛУХОВЦЕВ

Дом, в котором я хотел бы жить        

Читатель, знающий автора этой статьи, прочтя ее заглавие, может удивиться: что за дело философу до проблем современного градостроительства?.. А дело самое прямое. Жилище человека – чрезвычайно важный компонент его бытия, вполне можно сказать, что это один из факторов, определяющих жизнь, судьбу, если угодно – социальную экологию личности. И если так, то философия, конечно, не может пройти мимо этой темы.

В наши дни особую популярность приобретает идея об «интеллектуальном» доме: таком, где человек умственного труда мог бы существовать практически автономно, то есть жить, работать, пользоваться полным комплектом социальных услуг, – иначе говоря, дом мог бы замкнуть на себе все существенные связи человека с обществом. Разумеется, при этом добавляется, что этот дом необходимо снабдить системами автоматического контроля электроэнергии, тепла, воды, обеспечить современными электронными коммуникациями (Интернет, спутниковое ТВ), и, разумеется, уровень комфорта в таком жилище должен стремиться к максимуму… В сущности, тенденция восприятия дома как некоего микрокосма не то чтобы не нова, а глубоко традиционна: не столько, впрочем, дом, сколько город, обиталище как таковое издавна мыслится человеком как пространство особой сакральности (Новый Иерусалим, он же «Град Божий» Бл. Августина, он же «город Солнца» Т. Кампанеллы…). Идея «интеллектуального» дома, очевидно, является продолжением данных традиций, в котором, однако, явственно ощущается наследие научно-техногенной эры, XIX–XX столетий с их схематическим мышлением, грубо рационалистическим моделированием реальности. Такой утилитарный подход сводит дом к «машине для жилья» (выражение знаменитого французского архитектора Ш. Ле Корбюзье) – и вот эта конструктивистская мечта, видимо по инерции, перекочевала из прошлого века в нынешний.

Не то чтобы она была плоха сама по себе; но, боюсь, сегодня она выглядит анахронизмом, неоправданным упрощением. По-настоящему понятие «дом» следует воспринимать не как механизм, но именно как гармоничную среду обитания, включающую в себя и окрестности жилого сооружения – то, что на обыденном языке именуется «двором», «кварталом», а вернее назвать ландшафтно-экологическим пространством; причем это понятие есть объединение как «двора», так и «квартала», где одно равно другому.

Не знаю, прав ли я, но мне представляется, что эпоха массовой гражданской застройки в СССР (начиная со ставших притчей во языцех «хрущевок») нивелировала прежние представления о дворах как замкнутых, цельных объемах городских пространств. Строительство велось именно кварталами, так называемыми «микрорайонами» или «комплексами», чье пространство выглядит, конечно, размытым по сравнению с четко ограниченным объемом двора прежней формации, где иной раз даже ворота запирались на засов, а дворник охранял их. Впрочем, крайности равно нехороши: и аморфные микрорайоны, и тесные дворы-колодцы, подобные петербургским или парижским, могут служить примерами ненужных крайностей. Очевидно, чтобы выполнять функции микрокосма, жилое пространство должно быть одновременно и целостным, и динамичным, открытым к развитию. Как этого добиться?..

Здесь важнейшим фактором становится взаимосвязь между окружающей человека социоэкосистемой и его внутренним миром, причем наиболее глубинными сущностями последнего, архетипами (этот термин чаще всего соотносят с учением Юнга, но генезис его восходит к неоплатоникам Александрийской школы). Архетип – суть первообраз, присущая человеку способность формировать и направлять процесс познания именно «по-человечески»; иначе говоря, способность организовывать специфически человеческий мир. В частности – выстраивать, так сказать, психологическую геометрию окружающего мира. Не исключено, что многие пороки и даже болезни жителей мегаполисов обусловлены дисгармонией между естественными архетипами человека и отсутствием их материального воплощения в окружающем пространстве. И бесформенные территории спальных районов, и каменные ущелья центральных улиц по-разному, но равно негативно воздействуют на психику – отсюда депрессии, психические срывы... Следовательно, оптимизация городских пространств отнюдь не блажь, но важнейшая социальная задача!

В мифологических системах разных, иногда очень далеких друг от друга народов встречаются удивительно похожие символы; прежде всего это относится, конечно, к простейшим геометрическим фигурам. Так, форма круга (окружности, сферы) в совершенно независимых одна от другой культурах воспринимается как образ совершенства и символизирует мировую гармонию. Следовательно, круг даже бессознательно воспринимается человеком как модель устойчивого и полноценного мироздания, что прямо переносится на жилую конструкцию. Психологи утверждают, что круглое помещение наиболее благоприятно для человека: всякий угол несет психологический негатив (отсюда – круглые жилища кочевых народов). Сегодня, наверное, нереально говорить о круглых комнатах в современных многоквартирных домах (хотя такие примеры есть!) – но почему бы не планировать жилые кварталы так, чтобы дома образовывали окружность или, по крайней мере, многоугольник, формой приближающийся к окружности: шести-, восьмигранник? А внутреннее пространство, образуемое этими домами, и должно стать симбиозом двора и квартала: не тесное, но цельное и замкнутое, горизонтальная проекция микрокосма.

Однако этого мало. Человеческое пространство нуждается и в вертикальной составляющей, устремленности вверх. При этом надо заметить, что увеличение этажности зданий – если речь идет о круглом или приближающемся к этой форме дворе – визуально стеснит обзор, а увеличение диаметра будет разрушать цельность пространства. Следовательно, необходимо иное решение.

Архетипы человеческого «Я» находят воплощение не только в элементарных геометрических фигурах, но в более сложных символах. Чрезвычайно распространенным мифологическим мотивом, независимо от места проживания народов, является «мировое древо»: универсальный образ, объединяющий все сферы и уровни мироздания. Вероятно, форма лиственного дерева как-то особенно наглядно передает динамику развития как такового, его сложный характер. Причем наиболее рельефно – диалектику дифференциации и интеграции: ветви, на которые разделяется ствол дерева, а затем разделение этих ветвей на более тонкие веточки – есть живой символ процесса дифференциации. А рост листьев на этих разделяющихся ветвях, создающий впечатление цельной кроны, – такой же символ интеграционных процессов. Разумеется, сам интегро-дифференциальный дуализм есть лишь феномен мирового дуализма как такового, исходно включенного в ткань бытия, по крайней мере бытия человеческого, но нас-то именно оно и интересует. Дуальность, очевидно, есть один из самых базовых архетипов, а образ дерева – разновидность ее наглядного воплощения.

Тем самым определяется второй фундаментальный компонент двора. В «круглом» дворе, замкнутом невысокими домами (4–6 этажей), непременно должны быть осуществлены искусственные лесопосадки. В идеале им надо бы образовывать настоящую небольшую рощу, действительный биогеоценоз, где сочетались бы рослые, устремленные ввысь деревья (например, березы, тополя и сосны, их светлые стволы создают особую ауру, – но это, конечно, дело вкуса), кустарниковые посадки и невысокие, но яркие рябины…

Конечно, только этим не может быть исчерпана задача жилого универсума, однако представляется, что два важнейших архетипических образа могут быть основой основ: круг как статическая составляющая, воплощение гармонии и покоя; дерево как символ сложной, но позитивной динамики, открытости, стремления ввысь.

Необходимо также учитывать разумное стремление к единению жилого и рабочего пространств для человека интеллектуального труда. Это обстоятельство приводит к мысли о том, что цикличное расположение жилых корпусов должно быть замкнутым, то есть корпуса должны соединяться: наружными галереями, подземными переходами… Собственно, и это все не ново: в частности, концепция автономного жилья разрабатывалась как раз конструктивистами (знаменитый московский «Дом на набережной» архитектора Б. Иофана, построенный в 1931 году), но в данном случае речь идет о синтезе нескольких идей, в сумме создающих концепт, достойный будущего.

Что же касается насыщенности зданий прогрессивными технологиями, то это дело, надо полагать, нужное и полезное, однако здесь необходимо учитывать экономическую составляющую и помнить о том, что всякое усложнение системы увеличивает вероятность ее выхода из строя и что всякая техногенность есть риск снижения экологических качеств здания и, напротив, повышения его энергоемкости. Следовательно, в данном случае нужно искать некую золотую середину.

Вот таким хотелось бы мне, философу, видеть дома будущего, памятуя о том, что экологическое сознание, экологическое мышление есть необходимые условия дальнейшего бытия человечества, как бы громко это ни звучало.


25 10

Медиасфера
блог редактора.jpg


Блог Залесова.jpg

 

клуб друзей Истоки.jpg

УФЛИ

Приглашаем вас принять участие в конкурсе "10 стихотворений месяца".

Условия конкурса просты – любой желающий помещает одно стихотворение в интернет-сообществе «Клуб друзей газеты «Истоки» только в этом посте http://istoki-rb.livejournal.com/134077.html


Итоги конкурса за декабрь 2017 года


Итоги прошедших конкурсов





коррупция











 

http://www.amazon.com/dp/B00K9LWLPW




Хотите получать «свежие» статьи первым?
Подпишитесь на наш RSS канал

GISMETEO: Погода
Создание сайта - Интернет Технологии
При цитировании документа ссылка на сайт с указанием автора обязательна. Полное заимствование документа является нарушением российского и международного законодательства и возможно только с согласия редакции.
(с) 1991 - 2013 Газета «Истоки»