Информационно-публицистический еженедельник
Выходит с января 1991 г.
№ 12 (884), 26 марта  2014 г.
Архив еженедельника «Истоки»

Глобус
Командировка в субтропики
27.01.2010
Виталий ГАЕВ

       

(Окончание. Начало в № 48 за 2009 год)

 

В конце марта полевики выехали на север Пакистана, в Пятиречье на плато Потвар, почти за 1000 км от Карачи.

Элеонора Петровна, Тамара Григорьевна и миссис Кадри отправились в сейсмическую партию, техруком в которой был Гена Рябчиков. На ровной площадке был разбит большой палаточный лагерь. Каждому «офицеру» полагалась отдельная палатка, по нашим меркам что-то среднее между четырех- и шестиместной. В палатке была раскладная деревянная кровать, стол, стул, немецкая бензиновая лампа «Петролюкс» для освещения и обогрева в зимнее время. За задней стенкой было отделение для умывания с железной ванной. Стоило на языке урду бросить громко фразу: «Бэра, гарям пани ляо!» – и обслуживающий приносил в ванну 2 ведра горячей воды. У женщин в палатке были еще шкаф для белья и одежды и большое зеркало.

Муж миссис Кадри приставил к ней телохранителя – бородатого высокого пуштуна с копьем (!), который денно и нощно стоял у ее палатки, а когда она из палатки выходила, следовал за ней, держась в 3–4 шагах позади. Миссис Кадри обстоятельно знакомилась с методикой полевых сейсмических работ того времени: наблюдала процесс бурения взрывной скважины, снаряжения и опускания заряда для возбуждения колебаний в земной коре, размещение «косы» по профилю и подсоединение сейсмоприемников со вспомогательной машины – смотки, ездила с сейсмостанцией на профиль. Все увиденное записывала в дневник.

База нашей гравиметровой партии расположилась в 20 километрах к северу, на берегу реки Соан.

Мы проводили съемку в масштабе 1 к 200000 по площади и рекогносцировочные маршруты по двум длинным шоссейным дорогам. У каждого советского оператора был ученик-пакистанец, окончивший колледж или университет.

20 апреля к нам в партию из Карачи приехал главный геодезист Леонов и привез телеграмму из Перми о том, что моя жена Анфиса благополучно родила сына. Настроение мое резко улучшилось.

По вечерам мы общались за ужином в большой палатке-столовой, где собиралось около 20 сотрудников. Молодой оператор, бенгалец небольшого роста, очень жизнерадостный мистер Рафик похвастался своими успехами в освоении русского языка: «Давай-давай, валяй-валяй, наваливай, проваливай!»

Через два дня наша база была перенесена к северному подножию хребта Харри-Мурат. Рестхауз был расположен в мелколесье на берегу горной речки – этакой цепи небольших водоемов глубиной в 3–5 метров, заполненных прозрачной водой и соединенных узкими мелкими протоками.

Мы с оператором Женей Андреевым решили купаться по утрам – правда, наш начальник лагеря предупредил, что в ближайшем водоеме плавать нельзя: в большой каменной норе на берегу обитает крупный, метра три длиной, хищный варан.

Примерно в полукилометре ниже по течению расположена деревенька, и утром тамошние женщины ходят на речку за водой, при этом на прибрежной скале появляется охраняющий их дежурный с топориком. В общем, в нашем распоряжении оставались два водоема в сотне метров от лагеря.

А меж тем весна разбушевалась яркими красками цветущих кустарников, особенно красиво выглядели розовые рододендроны. Словом, жизнь бурлила, и не только растительная: как-то утром мы выехали в очередной рейс и в километре от лагеря наткнулись на полчище саранчи, переползающей дорогу, – ширина этого живого потока была метров 80.

Тем временем работы сейсмопартии в районе деревни Инжра показали здесь наличие небольшой структуры на глубине 4500 метров. Решено было ее все-таки разбурить. Оказалось, не зря, правда, приток нефти из этой структуры, названной «Тут», получили только в 1968 году.

В майские праздники мы, русские эксперты, и начальник партии мистер Ризви провели экскурсионную поездку на горный курорт Мари в Гималаях. Здесь обычно проводила жаркое лето пакистанская столичная элита. Мы подышали горным воздухом, поиграли в снежки и вернулись на базу.

Постепенно жара усиливалась – в начале второй декады мая она загнала нас в кондиционированные помещения в Карачи. Добирались с приключениями – сначала машинами до города Лахор, где осмотрели большую мечеть и великолепные сады Шалимара, а ночью пережили легкое землетрясение. Из Лахора в столицу – самолетом голландской авиакомпании: попали в грозовой фронт, и некоторые перепугались, когда самолет провалился в воздушную яму. Но, к счастью, добрались благополучно.

Начался камеральный период работ. Мы с Николаем Романовым строили геофизические разрезы и карту.

В середине октября, буквально за неделю до начала второго полевого сезона, прилетела жена с дочкой двух с половиной лет и полугодовалым сыном, так что мы перебрались из одной комнаты в трехкомнатную квартиру на втором этаже выделенного нам здания, где была мини-кухня с газовой плитой. Конечно, работе отдавали не все время: например, в свободные часы ездили на пляж. Море в зимнее время ласковое – прибойная волна невысокая, а главное, нет медуз. Там же, на пляже, отдыхающих ожидали нехитрые аттракционы, организованные местными жителями, – можно было покататься на верблюде, поглазеть на танец кобры под звуки дудочки, подержать на плечах удава.

После завершения второго полевого сезона в конце апреля мы вернулись в Карачи и в прежнем составе принялись за камеральные работы. Миссис Кадри, которая к тому времени родила мальчика-богатыря, просвещала нас в истории ее страны: рассказала о трагических событиях 1947 года, о времени раздела Индии на два государства, индуистское и мусульманское, о погибших от рук террористов государственных лидерах… Благодаря этим беседам женщина все лучше осваивала русский, и мы все чаще обходились без переводчика.

В июле мне дали отпуск: «Зарубежгеология» заключила со мной контракт еще на год работы в Пакистане. В поле после отпуска меня больше не отправили, вместо этого я строил сводную гравиметрическую карту Западного Пакистана по результатам наших съемок и съемок прошлых лет.

Моего знания английского хватало, чтобы свободно общаться с местными жителями, продавцами в магазинах и на рынках, посещать кинотеатры. В выходные вместе с приятелями мы выходили на улицы Карачи с кинокамерой – таких кинозарисовок со временем набралось более чем на полтора часа. Смонтированные в стройное документальное повествование, они впоследствии пользовались большой популярностью на лекциях общества «Знание». Дополнением к фильму стало более двух сотен цветных слайдов, сделанных в Пакистане и Дели.

Месяца за полтора до окончания моего контракта в разговоре с миссис Кадри я посетовал, что за время своего пребывания в Пакистане мы не видели ни одного концерта. Она сразу решила устранить это упущение, да и нашим пакистанским коллегам тоже хотелось развлечься. Мы собрали по сотне рупий с человека и откупили в ресторане «Прибрежного отеля», где ждали выступления известной египетской танцовщицы, несколько десятков мест. В семь часов вечера кроме богатых гостей в ресторане отеля собралось около 70 советских и пакистанских геологов и геофизиков.

Первым номером программы было выступление американского дрессировщика с медведем. Медведь казался на удивление неуклюжим и ленивым. Причина этого стала ясна в конце номера: расстегнулась молния, голова и верхняя часть шкуры откинулась, и из шкуры выскользнула взопревшая, измученная ассистентка «дрессировщика». Этот неожиданный финал был встречен неловким молчанием: вместо аплодисментов публика предпочла переключиться на угощение – острые наперченные пирожки, фрукты, рахат-лукум. Минут через 15–20 в зале появилась египетская танцовщица: большинство из нас впервые увидели мастерски исполненный танец живота. Старший переводчик, Голубев, озабоченно предупредил нас, чтобы были внимательны, – мол, неизвестно, чего эта артистка выкинет, на колени кому-нибудь сядет, а то и на стол влезет, чтобы продолжить танец. Впрочем, нам это не грозило: внимание танцовщицы привлекли два шейха в богатых одеждах (которые оказались переодетыми американскими туристами), пригласившие артистку продолжить с ними вечер.

Дни шли, и вот настало время уезжать. За несколько дней до окончания контракта миссис Кадри пригласила в нашу камералку операторов и интерпретаторов, с которыми я работал в поле, и от имени всех вручила мне прощальный сувенир – авторучку «Parker» и адрес с выражением признательности за работу, обучение и доброжелательность. Я же выразил надежду, что отношения между нашими геологами будут развиваться, а наши страны будут жить в добрососедстве.

Если поначалу советские специалисты вызывали недоверие у пакистанцев, то через два года мнение о нас резко изменилось в лучшую сторону: ведь мы сумели доказать свою компетентность во всех областях нефтеразведки. Так своей работой мы заложили пусть небольшой, но прочный камушек в фундамент отношений нашей страны с Пакистаном.


20 10

Медиасфера
блог редактора.jpg


Блог Залесова.jpg

 

клуб друзей Истоки.jpg

УФЛИ

Приглашаем вас принять участие в конкурсе "10 стихотворений месяца".

Условия конкурса просты – любой желающий помещает одно стихотворение в интернет-сообществе «Клуб друзей газеты «Истоки» только в этом посте http://istoki-rb.livejournal.com/134077.html


Итоги конкурса за декабрь 2017 года


Итоги прошедших конкурсов





коррупция











 

http://www.amazon.com/dp/B00K9LWLPW




Хотите получать «свежие» статьи первым?
Подпишитесь на наш RSS канал

GISMETEO: Погода
Создание сайта - Интернет Технологии
При цитировании документа ссылка на сайт с указанием автора обязательна. Полное заимствование документа является нарушением российского и международного законодательства и возможно только с согласия редакции.
(с) 1991 - 2013 Газета «Истоки»