Информационно-публицистический еженедельник
Выходит с января 1991 г.
№ 12 (884), 26 марта  2014 г.
Архив еженедельника «Истоки»

Очерк
Застенчивый свет
27.01.2010
Александр СЕГЕНЬ

Застенчивый свет        

Московское издательство «Вече» начало свой 2009 год книгой Михаила Чванова «Загадка гибели шхуны “Св. Анна”»

Уникальность этого книжного издания в том, что под одним переплетом увидели свет уже неоднократно изданный роман-поиск Михаила Чванова «Загадка штурмана Альбанова» о нашем земляке, выдающемся полярном исследователе Валериане Ивановиче Альбанове, и «Записки по дрейфующим льдам Северного Ледовитого океана летом 1914 года ("На юг, к Земле Франца-Иосифа")» самого В. Альбанова, малоизвестные в России, в то время как за рубежом начиная с 20-х годов прошлого века они издавались не единожды. Особый всплеск интереса к ним  за границей – в последние годы, уже в XXI веке они переизданы во Франции, США, Англии. В предисловии к американскому изданию они названы «шедевром русской литературы, забытым везде – в том числе в России». За книгу «Загадка гибели шхуны “Св. Анна”» Михаилу Чванову присуждена премия Союза писателей России и Фонда Св. Иоанна Златоуста «Имперская культура» за 2009 год.

Так получилось, что издательство «Вече» и закончило свой год книгой Михаила Чванова – на этот раз большим сборником прозы «Вверх по Реке Времени», который является в своем роде итоговым. В него наряду с широко известными произведениями писателя вошли новые рассказы и повести, опубликованные в последнее время в российской периодике (в журналах «Наш современник», «Москва», «Роман-журнал XXI век», «Сибирские огни»). Рассказ «Вверх по Реке Времени», по которому названа книга, впервые был опубликован в «Истоках», а оформление книги выполнено нашим художником Анатолием Чудиновым. На форзацах книги приведены отзывы о творчестве Михаила Чванова народного поэта Белоруссии Василя Быкова и недавно покинувшего сей мир известного искусствоведа и борца за русскую культуру академика РАЕН Саввы Ямщикова.

Мы предлагаем нашему читателю предисловие к новой книге Михаила Чванова, которое написал известный московский писатель Александр Сегень.

Рассказ Михаила Чванова «Сыпались листья» начинается так: «Шли маневры. После оглушительного марша танки вот уже несколько суток тупо дремали в березовой роще меж двух маленьких, затерявшихся в тихих полях деревенек. Была осень. Печально светились последние дни сентября, и роща на закате томилась застенчивым торжественным светом». Читая, тут я вдруг замер и остановился. «Застенчивый» и «торжественный» – разве это совместимо? Но сомнения мои длились недолго. Вот только что по телевизору показывали избрание нового Патриарха Московского и всея Руси. Мало кто сомневался, что будет избран митрополит Кирилл. Русские писатели очень хотели этого избрания, поскольку сей прекрасный человек всегда искренне и глубоко интересовался состоянием отечественной словесности, бывал в гостях у писателей, деятельно участвовал в работе Всемирного Русского Народного Собора, рожденного единым замыслом незабвенного патриарха Алексия и руководством Союза писателей России, возглавляемым Валерием Ганичевым.

И вот, когда настал торжес­твенный миг объявления имени нового, шестнадцатого русского патриарха, на лице избранника изобразилось именно это смешанное выражение «застенчивого торжества».

Точнее и не скажешь!

И, более того, мне подумалось: «А ведь если мысленно представить себе образ России, то весь он как раз и будет пронизан этим “застенчивым торжественным светом”». Гремели наши победы и когда мы разгромили Наполеона, и когда спасли мир от Гитлера, и когда полетели в космос, и сейчас, когда первыми в мире стали возрождать Правду Христову.

Но всякий раз, ликуя: «Одолели! Победили!» – мы, стоя перед всем миром, одновременно как-то даже извинялись: «Так уж получилось… У вас не вышло, пришлось нам…»

Тот, кто чувствует русскую душу, поймет мои слова.

Мы никогда не хотели выпячиваться перед другими, мы уступали дорогу иным народам: «Сделайте, а мы вас восславим!» И всегда искренне радовались настоящим свершениям человечества.

Мы знаем, что можем гордиться не только громкими победами на мировой арене, но еще в большей степени – своими духовными победами. Мы ведаем имена и деяния наших духовных светочей. Они, как осеннее солнце, озаряют нашу рощу.

А еще, размышляя всего над двумя словами, заставившими меня остановиться, я вспомнил Аксаковские праздники, которые ежегодно проходят благодаря неустанному труду Михаила Чванова в Башкортостане. И вспомнилось выражение лица главного виновника этих замечательных праздников, когда он их проводит.

В эти минуты Чванов сам всегда – «застенчиво торжес­твен»…

«Я, потомок русских крестьян, переселенных в Приуралье и на Урал приблизительно в одно время с крестьянами С. Аксакова, как и Аксаковы, родился в Башкирии. И для меня, как и для них, понятие русский – не понятие крови, а отношение к Отечеству, к Богу. И для меня многие башкиры, татары, якуты, оставаясь башкирами, татарами, якутами, более русские, чем многие русские по паспорту». Эти слова Михаила Чванова из его автобиографической книги «Крест мой?!» во многом являются лейтмотивом и других его произведений. Отношение к Отечеству и Богу, поставленное гораздо выше отношения к самому себе любимому, вот что прежде всего отличает подлинно русского человека от напускного патриота.

И такие люди становились и становятся главными героями рассказов и повестей Чванова. Взять, к примеру, один из, как говорят, программных рассказов – «Бранденбургские ворота», написанный почти двадцать лет тому назад на берегу озера Себян-кюель, затерянного среди вершин Верхоянского хребта. Не случайно и в этом издании он стоит где-то в глубине, в самом сердце книги. Главный его герой, Дима Попов, человек с изломанной судьбой, но не утративший того великого, чем всю жизнь наполнялась его душа. В молодости он служил в ГДР, влюбился в немку, она родила ему двух девочек-близняшек, но кому-то это сильно не понравилось, и оказался Дима далеко от Европы, в глухих таежных лагерях. Круто поломалась его жизнь, но, выйдя на свободу, он не озлобился на людей. Сам научился класть печи, и оказалось, что лучше его никто этого не может делать на всю округу. «Какая-то черная глина, и печи из нее черные. Все говорят, нельзя из нее делать кирпич, а он делает, и стоят они, и греют хорошо».

А ведь это про самого Чванова писано. Рассказы его и повести – сплошь не из розового туфа построены, а из самой что ни на есть черной глины. Писатель, не щадя читателя своего, пишет с великой болью обо всем, что творится в Отечестве нашем. И не любуется он современником нашим, а хлестко бичует его за слабость, за малодушие, за то, что позволил развалить великую страну и продолжает позволять. И кажется, не будут из такой черной глины печи греть душу человека. А они, поди ж ты, греют!..

В последнее время мы привыкли при упоминании о Михаиле Чванове вспоминать о его краеведческих, организаторских заслугах – об Аксаковских праздниках, ежегодно пышно устраиваемых в Башкирии, об Аксаковской усадьбе, которую Чванов превратил в международный историко-культурный центр, куда поклониться Аксаковым едут со всего мира, об аксаковском Димитриевском храме в Надеждине и о Никольском храме в Березовке, воскрешенном благодаря по-настоящему геройским усилиям Чванова, бросившегося его спасать за неделю до назначенного взрыва. Не раз в статьях и очерках мы кланялись Михаилу Чванову за его общественную деятельность. И, как-то так получилось, почти забыли, что он – писатель. Причем один из лучших сегодняшних прозаиков России. Прозаик казаковского направления, граждански-лирический, проникновенный, душевный.

Добрый Михаил Андреевич не был столь заметен, как его старшие современники – Шукшин, Можаев, Белов, Распутин, Астафьев, Крупин, Личутин, но он, без преувеличения, одного с ними ряда, одной судьбы и одной силы.

Он стал известен в начале семидесятых. Особенно благодаря рассказу «Билет в детство». Этот рассказ вошел в копилку лучших произведений русской литературы о взаимоотношениях человека и животного, в данном случае собаки.

В восьмидесятые годы оформилась главная тема творчества Чванова – падение, осквернение и грядущее возможное исчезновение русского человека. «Сплошные гоминоиды, с похмелья, с конопли трясет…» Вот рассуждения Ленки из рассказа 1982 года «Осень в дубовых лесах»: «Вы все уже давно дисквалифицировались, вместо женщины у вас теперь бутылка. Скоро бабы от вас рожать перестанут. Одна надежда на “снежных мужиков”. Полстраны проехала – и порядочного мужика нет, замуж вот выйти не за кого. Алкаш на алкаше, алиментщик на алиментщике, психованные все какие-то, полубабы, мужик с мужиком уже жить начали. Позовешь, выпьют – и норовят сбежать».

Четверть века тому назад рассказ написан, а словно про сегодняшний день. Изменилось ли что-либо? Увы, еще хуже стало. Россия встает с колен, но очень медленно.

Человек, теряющий главное, то, на чем душа крепится, все больше и больше нахватывает процента в процентном отношении нашего населения. Иной раз за голову хватаешься: Боже, откуда столько мерзавцев понавылезло в лихие девяностые?! Как много их, похожих на страшных спасателей из пронзительного рассказа «На тихой реке»! Лениво и равнодушно везут они в своей лодке утонувшего мальчика, которого случайный купальщик еще живым вытащил со дна и передал им для спасения. Но они не хотят и не успевают его спасти. «Я поднимался вверх по скрипучей лестнице – и перед глазами было: внизу на раскаленном песке мать над мертвым сыном, а вверху, за легкой, хорошо продуваемой ширмой, загорелые до черноты спасатели пьют прохладное пиво. И регис­трационный журнал на столе перед ними, где все записано…»

Рассказ датируется 1985 годом. Вдумаемся в это. Еще только-только пришел к власти Горбачев. Мы живем еще в том мире, где выше денег ставились нравственные законы. Но мы живем уже среди таких вот «спасателей». Переломный 1985 год. Полумертвая страна, как утопший мальчик, вброшена в лодку новому правителю. Но он, вместо того чтобы спасти мальчика, с сатанинским безразличием к человеческой жизни делает так, что мальчик умирает. Чванов словно предугадал главное деяние Горбачева!

Полностью расцвел талант Михаила Чванова в девяностые годы и в начале нового столетия. Из-под его пера выходит череда замечательных рассказов «Журавлиное плесо», «Жилая деревня», «Немец Рудниковский», «Прощай, SOS!», «Католический крест», «Новая русская сорока и сорочонок Тишка», повесть «Последний день года Собаки». Но очень много пишет он в это время статей и очерков, посвященных истории России, православия в применении к сегодняшнему дню. Публицистика врывается в его прозу, составляя сплав, обычно губительный для художества, но, к счастью, это правило оказалось неприменимо к Чванову. Публицистика в его прозе чаще всего органично переплетается с художественным повествованием.

Отметив свое пятидесятилетие, Михаил Чванов вступил в пору творческой зрелости, когда им были созданы выдающиеся произведения – большие по объему и звучанию рассказы «Русские женщины», «Времена года» и «Свидание в Праге». Все три объединяют одинаковые темы и даже одни и те же персонажи. Трагический перелом в русской и мировой истории девяностых годов ХХ столетия. Война в Югославии как предтеча новых кровавых испытаний для России. Судьбы русских воинов, внезапно оказавшихся ненужными для собственного государства и для своего обманутого и одурманенного народа. Судьбы русских женщин, оказавшихся без мужчин, потому что настоящие мужики воюют и погибают, а от ненастоящих – тошно и гадко. Не случайно и рассказ «Русские женщины» носит подзаголовок «В ожидании героя…».

Нужна была смелость для того, чтобы, находясь в лагере художников патриотического направления, заговорить о несостоятельности славянофильства. В рассказе «Русские женщины» Чванов вкладывает рассуждения об этом в уста отчаявшегося генерала, который в Приднестровье не выполнил приказ и вместо предупреждающего огня открыл огонь на поражение по наступающим молдавско-румынским националистам, и за это его разыскивает Интерпол, а ему приходится воевать рядовым в Югославии.

«Сначала разбежались на южных, западных и восточных славян, затем – каждые в свою очередь тоже разбежались. А теперь вот даже русские, украинцы и белорусы – по сути единый народ – бросились в разные стороны…»

И далее генерал безжалостно признает, что и сам он лишний на этой югославской войне: «И мы тут только путаемся в ногах, вместо того чтобы наводить порядок дома. Скорее, приживалки у чужой беды, чем помощники». Все, о чем бы ни говорил генерал, пропитано горечью. Эти истины не хочется признавать. Но и не признать их невозможно.

Рассказ-триптих «Времена года» и повесть «Свидание в Праге» по сути являются продолжением «Русских женщин». Все три эти произведения можно было бы объединить в одну большую повесть. Продолжается повествование о судьбе русского скитальца, воюющего за Сербию, потерявшего в своих скитаниях и битвах семью. Жена, получив сообщение о его гибели, вышла замуж за немца и переехала с дочерью в Германию. Потом оказалось, что он жив. В Праге ему суждено будет горестное свидание с собственной женой; тайком, словно любовники, они повидаются и вновь разойдутся. Он – чтобы, наконец, по-настоящему погибнуть за сербов.

Такого сюжета о любви в мировой литературе, пожалуй, нет!

Это настоящая пронзительная русская проза, заставляющая сопереживать герою, его окружающим, всем людям. Сопереживать горячим сердцем.

Сколько в последнее время появляется новых сильных, талантливых авторов. Но почти все они грешат одним. В их произведениях никому не сопереживаешь. А часто и так – никого не жалко. Все какие-то порченые, и даже если испытывают бедствия, то невольно думаешь: «Сами виноваты во всем, так вам и надо!»

Герои Чванова совсем не такие. Это настоящие люди, каких все меньше и меньше остается на белом свете. Они уходят и уходят с поверхности планеты Земля. Туда – в лучшие миры, к лучшим людям…

Если кто-то захочет больше узнать о самом Михаиле Чванове, лучше всего прочесть его автобиографическую повесть «Крест мой?!». Больше всего в ней, конечно, о том, как писатель восстанавливал в Башкирии мемориал Аксаковых – музей-усадьбу, Никольскую церковь, возвращал жителям аксаковских мест их драгоценную святыню. Здесь же прочтете много вдохновенных слов о любви к трем народам, населяющим башкирскую землю, – к башкирам, татарам и русским. «Во второй раз вернувшись с Балкан, из раздираемой братоубийственной войной Югославии, я поехал на родину, к дорогим своим башкирам и татарам, и на всякий случай попросил место, если умру не вдали от Родины, где хотел бы лечь, чтобы оттуда мне хорошо были видны и башкирское село Каратавлы, и Татарский Малояз, и родная моя Михайловка».

Вообще же повесть являет собой многослойное, глубокое философское, историческое и этнографическое сочинение, в котором автор сводит воедино все основные вехи собственного мировоззрения. И каждый мыслящий, чувствующий, переживающий русский человек найдет в этом произведении либо ответы на свои вопросы, либо темы для жаркого спора.

Особенно важными представляются мне четкие высказывания Чванова по русскому национальному вопросу. Их много, и все же процитирую некоторые: «Святое дело – национальное возрождение народа. Но оно – как пьяное вино. Давайте не будем забывать, что самые величайшие народные бедствия были результатом стремления оскорбленных народов к национальному возрождению, когда во главе движения встают психически ненормальные люди, будь то ефрейтор, а в одном случае будь то уволенный из стратегической авиации с диагнозом “вялотекущая шизофрения” генерал».

«Меня, как русского, коробят истеричные статьи, доказывающие, что мы, русские, – великая нация. Ну, во-первых, это свойство малых или неполноценных народов – постоянно вопить о своем величии, ничего не делая для него, а во-вторых, кем нам выдана эта индульгенция на величие? И если выдана – то что, до скончания века?» Тем самым Чванов доказывает: ищите величие там, где оно есть. Потому что в этой же повести он очень много размышляет и о лучших явлениях отечественной истории, и о безобразных, особенно последних времен.

Итогом многолетнего и кропотливого труда Чванова как историка и изыскателя стал его роман-поиск «Загадка штурмана Альбанова», посвященный судьбам русских полярных экспедиций начала ХХ века, главным образом трагической судьбе экспедиции лейтенанта Брусилова на пароходе «Святая Анна», единственным оставшимся в живых с которого оказался штурман Альбанов.

Но вернемся к произведениям, включенным в книгу. Итак, «роща на закате томилась застенчивым торжественным светом». Танки в роще, как «военные суда» в стихотворении Блока «Ты помнишь, в нашей бухте сонной…». Вот они появились, ожидают начала маневров, а для жителей окрестных мест «мир стал заманчивей и шире». Люди приходят покалякать с танкистами, покурить с ними, девушки засматриваются на парней в танкистской форме. В обычную жизнь вошло что-то необычное, подзабытое, из кино. Молоденькая училка влюбилась в молоденького лейтенанта Горохова. Даже не влюбилась, а лишь еще встала на пороге любви. И с ним произошло то же самое. С трудом он добился, чтобы она пришла к нему на свидание, но не успели они даже приблизиться друг к другу, как:

«Вдруг за спиной послышался треск. Горохов резко обернулся – в небо волочила дымный след сигнальная ракета.

Горохов в отчаянии сжал зубы...

Еще треск – зеленая...

Еще – снова красная...

“Тревога!..”

Взревел один танковый мотор… Другой… Роща наполнялась грохотом, было слышно, как один за другим, словно взрываясь, заводятся моторы. А они стояли посреди лунного поля и растерянно смотрели друг на друга.

Откуда у нее эти глаза, словно раны? Теперь Горохов готов был поверить, что именно в них осталась его несбывшаяся судьба. Несколько мгновений он смотрел в темные от слез и немого вопроса глаза, словно старался запомнить их навсегда, потом резко обхватил ее голову шершавыми ладонями – и крепко и больно поцеловал в губы. И, все еще не выпуская из рук мокрых щек, горько и хрипло выдохнул:

– Прости меня и... прощай!»

В этом рассказе все пронзительно, все проникает в самое сердце. И училка, которая не может не думать о том, что где-то на планете Земля каждый день кого-то убивают, каждый день идет война, не тут, так там, не здесь, так где-то еще… И Горохов, у которого сорвалось такое желанное свидание, и Бог весть, вернется ли он сюда, в эти места, к этой девчушке, о которой продолжает думать… И застенчивые ребятишки, восхищенные неожиданным появлением танков… И сельские жители, которые «пили в этих деревеньках – и со счастья, потому что не умели радоваться, и с беды, потому что трезвыми стеснялись поделиться горем, а одному ходить с ним невмоготу»...

Рассказ «Сыпались листья» написан сорок лет назад. Сейчас так не пишут. Но так надо писать! И так будут писать русские люди, русские писатели! Потому что литература, которая не высекает из глаз читателя слезу – будь то слеза жалости, горя, радости или восторга, – не вполне литература. Она может быть полезна и информативна, но это не высший разряд литературы, не то, о чем писал Александр Сергеевич: «Порой опять гармонией упьюсь, над вымыслом слезами обольюсь…»

Ну какая информативность в рассказе «Голос в тумане»? Человек пошел купаться в море, и вдруг напал туман, и он не знает, куда плыть. Но кто-то, оставшийся на берегу, проследил за ним и волновался за него, как бы он не поплыл в тумане не туда, куда надо, не уплыл далеко от берега. Короткий, тонкий рассказ о том, что мир не без добрых людей и при всей мировой черствости еще есть кто-то, кто увидит, что вы можете попасть в беду, кто постарается спасти вас.

Писатель дурной, озлобленный, пишет дурных и озлобленных людей, из которых, по его дурному и озлобленному мнению, состоит весь мир. Таких писателей сейчас много, и именно они почему-то остаются в фаворе у издателей. Хотя, мне кажется, читатель устал от них. Читателю вновь нужно, чтобы к нему заглянули в душу, развернули самые тонкие и потаенные лепестки его души. И, может быть, нашли бы там клады, как в рассказе «Находят клады», в котором автора пронзает мысль о том, что находят эти кубышки с золотом люди счастливые, а прятали это когда-то люди несчастные, боящиеся, что отнимут последнее.

Вот и сейчас люди старательно прячут внутри себя остатки человечности, будто боятся, что кто-то придет и отнимет.

Чванов находит именно эти клады, но не для того, чтобы отнять, а чтобы показать всем: вот что таится в самой глубине человеческой души, вот что спасает мир до сих пор!

Эта главная человеческая драгоценность бережно оберегается в душе самого писателя. Именно благодаря ей Чванов не утратил чистоту своей прозы, и если сравнить его рассказы тридцатилетней давности с написанным, к примеру, совсем недавно рассказом «Плывущие по Реке Времени», увидишь, что автор ничуть не изменился в своем лирическом, чистом и светлом понимании мира. И его интонации все так же завораживают легкой грустью, музыкой свежего воздуха, прозрачной речной воды, голубого неба, добрых человеческих глаз.

Рассказ 2007 года «Французские письма» написан в той же манере, в той же традиции, что и «Свидание в Праге». Это подлинная любовная лирика. Такая, по которой давно соскучились все, у кого есть душа. Страшно хотелось бы, чтобы произведения Чванова о любви были экранизированы. Это хоть чуть-чуть спасло бы современный кинематограф, сокрушительно проваливающийся в пучину бесчисленных и бессмысленных спецэффектов. Скоро и само понятие «искусство» нужно будет менять на «спецэффекты». И о деятелях искусства говорить: «деятель спецэффектов», «заслуженный работник спецэффектов Российской Федерации», «мастера спецэффектов»…

Но жизнь никогда не превратишь в спецэффект! Жизнь по-прежнему строится на любви и смерти, человеческих радостях и страданиях. Таких, какие нам показывает замечательный русский писатель, живущий в Башкортостане.

Михаил Чванов не так давно отметил шестидесятилетие. Для прозаика это время наибольшего расцвета творческих сил, и верится, что в ближайшие годы из-под его пера выйдут еще более замечательные и значительные произведения. Будут гореть и будут греть его печи! Хочется верить, что в России вновь появится вдумчивый, сопереживающий читатель, который прочтет и по достоинству оценит книги Чванова.

 


22 12

Медиасфера
блог редактора.jpg


Блог Залесова.jpg

 

клуб друзей Истоки.jpg

УФЛИ

Приглашаем вас принять участие в конкурсе "10 стихотворений месяца".

Условия конкурса просты – любой желающий помещает одно стихотворение в интернет-сообществе «Клуб друзей газеты «Истоки» только в этом посте http://istoki-rb.livejournal.com/134077.html


Итоги конкурса за декабрь 2017 года


Итоги прошедших конкурсов





коррупция











 

http://www.amazon.com/dp/B00K9LWLPW




Хотите получать «свежие» статьи первым?
Подпишитесь на наш RSS канал

GISMETEO: Погода
Создание сайта - Интернет Технологии
При цитировании документа ссылка на сайт с указанием автора обязательна. Полное заимствование документа является нарушением российского и международного законодательства и возможно только с согласия редакции.
(с) 1991 - 2013 Газета «Истоки»