Информационно-публицистический еженедельник
Выходит с января 1991 г.
№ 12 (884), 26 марта  2014 г.
Архив еженедельника «Истоки»

Очерк
День Победы
17.02.2010
Мансаф ГИЛЯЗЕВ

       

Просторные переулки деревни Ново-Актау каждый раз по весне одеваются в неповторимый зеленый наряд, и из-за высоких берез, пышно распустивших густые листья, даже не разглядеть домов. Удивительный уголок природы, какого, наверное, больше нигде нет на земле. Эти места начали обживать, оказывается, в 1913 году. И что интересно, еще в ту пору участки под картофель отводились за околицей, а не подле хижин, вокруг которых буйно росли березы. Точнее было бы назвать поселение Березовой Рощей, но поскольку первые поселенцы перебрались сюда из деревни Старо-Актау («актау» означает «белая гора»), решили, видно, сохранить прежнее название, добавив лишь приставку «Ново-».

Места здесь неописуемо красивые, посредине деревни раньше текла речушка с прохладной, утоляющей жажду ключевой водой. В прежние времена местные жители прямо тут же, под березами, ставили самовары и гоняли чаи в тенечке. Нынче речка ушла в землю, но в центральной части деревни все еще продолжает бить студеный ключ.

Гали Гималов, которого я знаю давно, родом из деревни Ново-Актау. Здесь он рос, бегал босоногим мальчишкой вокруг берез. Здесь же, в березовой роще, впервые признался в любви девушке с длинными косами...

Жизнь на селе всегда просторная, запоминающаяся. В душе Гали агай все-таки был и остался добрым поэтом, влюбленным в свои березы. Когда выпадает свободная минута, он непременно посидит на самодельной скамеечке под белым стволом дерева. Когда тоска начинает одолевать его, он опять спешит к белому дереву, нежно трогает сухую кору березы с тонкими, вьющимися на тихом ветру пленками и обнимает дерево. В таких случаях на душе становится теплее, сердце перестает ныть, возвращаются духовные силы. И неправда это, когда говорят, что березы – лишь немые создания природы. Они всегда как живые существа. Когда Гали агай рассказывает им о своей тоске, широкие ветви, внимая голосу его, начинают тихонько шелестеть что-то, и зеленые листья мягко дотрагиваются до плеча человека, его рук, губ, словно успокаивая его и лаская. Хорошо все-таки у березы!

Гали Гималов... Вот стоит в задумчивости, опершись на костыли свои, у калитки дома. И думы у него простые, самые земные. Он помнит все – как в детстве летними ночами заливался в саду соловей, как деревенский мальчишка жадно дышал и не мог надышаться терпким апрельским воздухом. Крепко врезались в его память многие события из сельского быта. Были и годы холодные, голодные. И болезнь из-за поврежденного большого пальца на ноге... Разве забыть, например, как парень-удалец важно вышагивал в сплетенных из лыка лаптях по родной деревне! Потом война... А лапти те быстроходные пришлось сменить на солдатские походные ботинки – тяжелые, с жесткой кожей, что часто набивала мозоли на ногах... Лежишь в этих ботинках в сыром окопе, и вдруг – бах! – буквально под боком взрывается снаряд. Там, на войне, обычно не думаешь о смерти. Там солдат сам себе приказывает: выжить, выстоять!..

Фронтовик, оторвавшись от воспоминаний, не спеша достал из нагрудного кармана пригласительный билет и отпечатанный типографским способом «Боевой листок», где был напечатан праздничный приказ:

«Ветераны Великой Отечественной войны приглашаются 9 мая к 12 часам в Каранский дом культуры для празднования Дня Победы. Форма одежды – парадная. Надеть ордена и медали, взять с собой аттестат на продовольствие, солдатскую кружку и ложку. Находиться в прекрасном расположении духа, иметь хороший аппетит.

В программе праздника: торжественное собрание, посвященное разгрому фашистской Германии; возложение цветов к памятнику павшим в боях землякам; концерт; солдатский ужин».

Имена фронтовиков священны для местных жителей. Это вполне понятно. Только из колхоза «Коммуна» ушло защищать Родину восемьсот человек. Четыреста из них пало смертью храбрых на поле брани. Да и ряды тех, кто вернулся, редеют на глазах. Кто-то после войны умер от полученных ран в боях. Кто-то от других болезней или по старости лет. И все меньше становится тех, кто 9 мая участвует в «солдатском ужине».

Вот и Минигужа Ямалетдинов, говорят, начал сдавать. А ведь слыл в свое время настоящим батыром полей, в 1935 году ему выделили полуторку за высокие показатели в уборочную страду, и затем он работал на ней. И на ней же отправился на фронт. Позже он рассказывал, как возил снаряды. И добавлял каждый раз: «Если бы собрать в кучу все гильзы от перевезенных мной снарядов, то, я думаю, образовалась бы гора, как наш Актау».

Исхак Хакимов тоже часто стал жаловаться на здоровье, еле ковыляет по деревенской улице. Вернулся с фронта в 1944 году, истерзанный боевыми ранениями. В молодости был силен, весел, считался одним из лучших активистов района.

Помнится мне, тогдашний председатель колхоза Хатип Галлямов как-то похвастался: «В Ново-Актау общими усилиями построили ферму на двадцать четыре свиньи». Сегодня это кому-то, быть может, покажется смешным, ведь только на окраине деревни Каран возведен мощный комплекс на двенадцать тысяч голов. Однако в ту трудную послевоенную пору даже самая неказистая пристройка являла собой очередную трудовую победу на селе.

Среди приглашенных на торжественное собрание и «солдатский ужин» – и невысокого роста Канзегалим Ахматкамалов. Здороваясь с другими фронтовиками, он заправляет длинный рукав костюма и слегка подтрунивает над собой: «Не умел я, братцы, подбирать себе одежду – прямо беда». А все смущенно улыбаются, потому что знают, как он героически сражался в Сталинграде. Он сам – за одним пулеметом (расчет номер один), а сын его Кашвилгалим – за другим (второй расчет). Ахметкамалова-старшего тяжело ранило, когда шли ожесточенные бои на территории тракторного завода за каждую пядь земли. С тех пор правая его ладонь свело навсегда, она не разгибается. А тогда его, раненого, вынес с поля боя на своих плечах сын...

Гали, поправив костыли, поглядел в сторону березовой рощи, словно очнувшись от тяжелого сна. День стоял теплый, с прозрачной дымкой вдали. Его мягко обдуло теплым майским ветерком, он прищурился от яркого солнца, бьющего в глаза. Где-то заиграла гармошка. Как же, сегодня праздник, День Победы. Ее надо отмечать с музыкой. Гали хотел улыбнуться, но улыбка не вышла, высокий лоб его сморщился, брови нахмурились. Да, праздник. Но только для живых. А сколько солдат не вернулось домой, лежат где-то под березами, – их никто не считал. Они не увидели этих дней, детей своих, внуков...

Тут Гали заметил, как кто-то скачет в его сторону на взмыленном коне. Приблизившись, всадник попридержал коня и крикнул:

– Там, у просеки... Там трактор перевернулся...

И, повернув коня, поскакал обратно.

Ничего не понявший Гали проговорил ему вслед:

– Ну и молодежь! Загонит ведь лошаденку-то, а!..

Но тут же, опомнившись, закостылял во двор, завел свой «Запорожец» и окликнул жену Фаниду:

– Открой-ка, жена, ворота! Там человек попал в беду...

И на большой скорости поехал в сторону леса. У просеки действительно лежал опрокинутый трактор «Беларусь». На зеленеющей траве – окровавленное тело тракториста. Рубашка вся изодрана, грудь исцарапана металлом. Рядом стоят длинноволосый парень и девушка в длинных брюках.

Гали, поскольку физически не мог резко наклоняться, осторожно лег на левую руку и, облокотившись, начал водить правой рукой по телу пострадавшего. Успокаивая стонавшего тракториста, проговорил: «Ничего, руки-ноги целые. А грудную клетку проверим в Тауларской больнице, куда тебя и отвезу. Только сначала надо перевязать раны...» Потом, поднявшись, достал из аптечки йод, спирт, вату и марлю, стал перевязывать пострадавшего.

– Эх, братан! – вздохнул он горько. – Коль не умеешь водить, нечего было садиться за баранку...

– Да вот эти двое, – еле выговорил тот, – выскочили из-за кустов на мотоцикле... Ой, больно мне...

Те двое молча стояли рядом, опустив головы. Мотоциклист зашептал на ухо Гали, когда он кое-как усадил тракториста в кабину «Запорожца»:

– Спасай его, агай. Если умрет, меня – в тюрьму…

У Гали будто язык отнялся; заиграли скулы.

– Ты... Шкурник ты, вот кто!.. – только и процедил он сквозь зубы.

Легковой автомобиль помчался по пыльной дороге в деревню Таулар. Скорее! И лишь после того, как врачи принялись за осмотр пострадавшего, Гали вдруг вспомнил, что у него в кармане – пригласительный билет и тот самый «Боевой листок» с «приказом». И направил свою «малютку» на дорогу в деревню Каран.

День Победы – праздник особенный. Сколько лет прошло с тех пор, как прогремели победные залпы, а радость от них со слезами на глазах воспринимается сегодня так же, как и в далеком 45-м. Солдатские раны никогда не заживают, потому что эти раны – боль души человеческой.

За рулем думается много дум. Весна нынче пришла запоздало. Поэтому нынешний праздник приходится как раз на разгар посевной кампании. Во-о-н там, вдали, поле – чернозем пересекают трактора с сеялками, поднимая за собой огромный шлейф пыли. Пройдут май, июнь, июль, а в августе такой же привычный шлейф поднимется уже за кораблями нив – комбайнами. Вечная круговерть жизни крестьянской. Так каждый год. Разница только в том, пожалуй, что меняются машины, механизаторы. А битва за хлеб вечна, в ней тоже есть свои победы, свои поражения.

Гали Гималов на День Победы имеет свою точку зрения. Он рыдал в жизни лишь один раз. Произошло это 9 мая 1945 года. Ему тогда исполнился 21 год...

Юность, опаленная войной. Гали окончил четыре класса в Актау, потом учился в семилетке в соседней деревне Урзаево, что в семи километрах от родной деревни. Ему очень хотелось выучиться на кого-нибудь. Однокашники Амирхан, Губайдулла, Шагит сагитировали его поступить в медучилище. Да, тогда мальчикам удалось поступить. Но началась война, и все планы, мечты были разрушены. Вместо трехлетнего обучения пришлось пройти ускоренные курсы и в декабре 41-го окончить учебу. А в августе 42-го Гали надел солдатскую форму. Потом – пулеметное училище, после чего он попал в стрелковый полк на Кавказ. Но воевать в горах долго не пришлось, вскоре его направили военфельдшером в другую часть. Ему суждено было участвовать в боях в составе легендарной 18-й армии, в санитарно-эпидемическом отряде. Ему пришлось также побывать на Малой Земле, о которой написано немало исторических мемуаров. На пароходе «Красный казак» вместе с другими военврачами он вывез в тыл – город Геленджик – около двухсот раненых бойцов и офицеров. Двое суток он не сомкнул глаз. Ночами, по пути обратно, беспрестанно взлетали в воздух вражеские ракеты, над головой свистели пули, но Гали, не обращая ни на что внимания, перевязывал раненых, ухаживал за ними, спасая им жизнь.

В один миг, когда ракета упала на палубу, он закрыл голову курткой. Прошел, наверное, миг, но он показался Гали вечностью. Перед его взором, как в кинокадрах, прошли детские годы, березы на поляне, почему-то не с зелеными листьями, а с черными, к тому же из жестянки. Дотрагиваешься до них – они начинают громко звенеть, потом сажей осыпаются на голову. Потом, через годы, сам Гали объяснит случившееся тем, что очень устал за две бессонные ночи. В таких случаях человек, даже стоя на ногах, видит сон...

Как раз в этот момент пароход сильно качнуло. Видимо, вражеская мина все-таки пробила борт. Гали, вскочив, схватился за трап, но он сломался пополам. Гали кое-как вскарабкался на палубу. А там среди раненых началась паника. Тральщик начал кренить судно в сторону. Значит, гибель неизбежна... Из двухсот человек удалось спасти лишь двадцать, остальных поглотили черноморские волны. Вот такое лицо у проклятой войны...

Через некоторое время Гали оказался на Северо-Кавказском фронте, в штабе. А дальше приказом отправляют его на учебу комсостава. Так он стал командиром стрелкового взвода. Были бои за Керчь, Феодосию. Впереди – Севастополь. 22 апреля 1944 года. Вечер. Начинается наступление на врага, который, как раненый зверь, отчаянно сопротивляется. От взрывов мин и снарядов трудно было разобрать, где земля и где небо, – сплошной мрак, дым, пыль, грязь, крики, стоны раненых. Такого ада Севастополь никогда еще не видел.

Помни вечно своих освободителей, город-герой Севастополь! За тебя отдали жизнь тысячи советских воинов – известных и безымянных. Помни о них всегда!

Здесь, в Севастополе, Гали был ранен. Вернее, поначалу он ничего и не почувствовал. Ползая по земле, он невольно обратил внимание, что левая нога не слушается. Но останавливаться нельзя, потому что можешь угодить под следующий снаряд врага. Только вперед! И действительно – через миг рядом взорвалась то ли мина, то ли граната. Гали потерял сознание, однако успел понять, что его тело подбросило вверх, потом – вниз…

Пришел в сознание уже в окопе. Кровь, кругом кровь, больше ничего не видно. «Лучше бы погиб я там, на море, – вдруг подумалось Гали, – а то смерть тут будет мучительная...» Гали помнит, что потом неподалеку послышался скрежет танковых гусениц. С трудом выглянул из окопа: наши танки! Они шли по направлению к Севастополю. Значит, атака продолжается. Гали пытался подняться, но не хватило сил. В это время рядом прошел танк и засыпал землей окоп, где лежал Гали. Заживо захороненный! Собрав все силы, он кое-как освободил правую руку и начал махать ею. И только тогда заметили его наши солдаты, подползли и вызволили из «могилы». В санбат привезли его лишь через несколько часов. У раненого резко поднялась температура. Там, в санбате, увидел и командира роты Шапошникова с простреленной насквозь грудью. Гималова, находящегося в бреду, выходили с трудом.

Как-то, открыв глаза, Гали увидел сидящего на краю кровати человека в белом халате, который сказал:

– Вот, Гималов, я принес тебе мед. Может быть, башкирский, попробуй...

От приятного аромата меда раненый очнулся окончательно, вдруг почувствовал прилив сил. Пусть медленно, но возвращалось сознание, хотелось есть, пить. И в самом деле, что если это – мед с родной сторонки? Ах, там, на берегу реки Идяш, такие буйные цветы цветут!

– Ты, Гималов, должен каждый день есть много меда, – заметил человек в белом халате. – Так велел передать тебе знающий дело человек...

Потом выяснилось, что это был заместитель начальника госпиталя по политчасти. Спасибо ему! Проходили дни, и Гали стал постепенно выздоравливать. Благо ему несколько раз приносили гостинец – вишню (надо же, оказывается, и в мае она поспевает). Вскоре пришло письмо из дивизии. «Все офицеры нашего подразделения, – сообщалось в нем, – представлены к награде орденами и медалями правительства. Среди них есть и твоя фамилия». Много лет минуло с тех пор, однако по сей день награда еще не нашла своего хозяина…

Гали Гималов опять весь ушел в воспоминания. Через некоторое время он уже мог приподняться с постели, выглянуть в окно. Дела, кажется, пошли на поправку. Но то, что он стал инвалидом, не давало покоя. Кому он нужен теперь, калека? Не будут же носить его на руках. Одну ногу ампутировали полностью, а другую – под колено. А ведь в мальчишеские годы бегал он на сабантуях быстрее всех...

К нему часто заходили другие лечащиеся инвалиды, успокаивали его как могли. Кто-то рассказывал, что есть даже летчик, который на протезах, но продолжает летать на самолете. Так что нельзя опускать руки, нельзя сдаваться. Надо выдюжить во что бы то ни стало. Может быть, и вправду удастся зашагать по земле?

На весь госпиталь была одна трехколесная коляска для инвалидов. Изредка товарищи по палате выкатывали на ней Гали на прогулку, свозили даже к морю. Так проходили дни. Однажды кто-то вбежал в палату и радостно закричал что есть мочи: «Ура! Победа, друзья! Победа!»

Наконец-то настал этот долгожданный день. Однако Гали ждал ее, Победу, по-другому, а не в таком состоянии, не лежа в больничной постели.

В госпитале Евпатории началась радостная суета. Все обнимали друг друга, пожимали руки. На улице заиграла музыка, кто-то затянул солдатскую песню.

– Гималов, поехали – покатаемся, проедем по Евпатории. Там лошадь запрягли...

До Гали будто не доходили эти слова. Он уставился в одну точку на потолке и не мог оторвать от нее взгляд. В голове путались мысли: «Победа... Безногий инвалид... Прогулка на какой-то телеге...» Вдруг он почувствовал, что вот-вот хлынут слезы.

– Лошадь подана, Гималов, поехали!

– Нет, никуда я не пойду...

Все ушли, палата опустела. И он дал волю слезам...

Отгремели победные залпы, а Гали еще долго таскали по госпиталям. Вернулся домой лишь в марте 1946 года, в сопровождении медсестры.

Увидев родной аул, фронтовик жадно и долго вдыхал его воздух. Как все здесь знакомо, дорого и близко сердцу! Как мила малая родина! Вон – березы, немые свидетели страшного горя, постигшего многие семьи сельчан в годы войны...

Навстречу выбежала мать Гали. Почти такая же, какой была и до войны. Только немного ссутулилась, больше стало морщин на лице, глаза выцвели.

– Сынок мой вернулся! – запричитала она. – Радость-то какая! Не замерз ли, сынок? Ты же, вижу, в одних лишь ботинках, на улице холодно. А мы тут для тебя валенки теплые скатали. Только вот отец твой не дожил, похоронили мы его...

…Пришла весна – буйная, полноводная, трепещущая. С хрустом разрываются почки на березах, со звоном падают большие капли с сосулек. Вскоре и река взбухла, вышла с берегов. Прилетели птицы, по небу проносились журавлиные клинья, наполняя окрестности звонким кличем. В это время на селе наступает ответственная пора – посевная кампания. Люди выходят на поля. И лишь на душе у Гали было неспокойно. Что, так и будет он валяться на нарах, ожидая, когда почтальон принесет пенсию? Что делать? Как быть – смириться с горькой судьбой или попытаться что-то предпринять?

Как-то заглянул он к заведующему райздравом, но тот прямо с порога отрезал:

– Какая тебе работа? Еле передвигаешься, без чужой помощи ни шагу. Иди домой...

Что тут скажешь… Но после этого Гали все же с отличием окончил курсы бухгалтеров. Два года проработал в потребсоюзе Буздякского района. И мать перевез туда, к себе. Но фронтовые раны постоянно напоминали о себе, сидеть целыми днями за столом ему оказалось невмоготу. Тогда он купил маленький домик, с баню размером, в деревне Каран и переехал туда. Тяжело, конечно, инвалиду на селе, и не только физически. Надо бы обзавестись семьей, но кому нужен инвалид? И на работу нигде не берут...

Поговорив с комсомольским вожаком деревни, Гали решил организовать полит­учебу среди молодых сельчан. Дело пошло. Потом его избрали председателем ревизионной комиссии. За свою работу он не получал ни копейки. В конце концов, не в деньгах счастье!

Жизнь продолжалась. Однажды плохо стало с матерью. Так и слегла. Когда с улицы пришел сын, сказала ему:

– Пока жива, мечтаю увидеть невестку. Вон соседка Фанида – прекрасная девушка на выданье...

Позже состоялась скромная свадьба. Мать Гали была счастлива безмерно. Однако вскоре ее не стало...

Как-то вечером Гали решил поговорить с женой.

– Хочу выучиться на юриста, – сказал он. – В газете прочитал одно объявление. Как думаешь, получится из меня юрист?

Жена ответила утвердительно. Ведь к Гали часто приходили за разными советами. Стало быть, муж ее умный, толковый. Иначе и быть не может. Гали на отлично сдал вступительные экзамены, стал студентом-заочником. Увы, после второго семестра учебу пришлось оставить: на одну маленькую пенсию семью не прокормишь, а все деньги уходили на дорожные расходы да книги. Надо было искать работу.

Неожиданно к Галимовым нагрянул друг Гали, Амирьян, с которым еще до вой­ны он учился в медучилище. И сразу, без предисловий, выложил:

– Послушай, Гали, есть для тебя работа. В деревне Ново-Актау хотят открыть медпункт…

– Если медпункт открывается лишь ради меня, то не надо...

– Брось! Медпункт очень нужен, сам знаешь.

– Это другой разговор. В самом деле, из-за укола приходится ездить за тридевять земель...

Так он стал фельдшером. Много воды утекло с тех пор. Всякое случалось в его жизни. Однажды зимой, уже под вечер, он выехал в деревню Таулар за лекарствами. Лошадь вдруг споткнулась, сошла с дороги и по брюхо утонула в стену. Что делать? Вокруг ни души. Если распрячь лошадь, то Гали, инвалид на протезах, уже не сможет ее потом запрячь. И он, держа вожжи в зубах, взялся за сани, чтобы выправить полозья, стал уговаривать лошадку: «Ну, умница моя, вытяни! Ну, еще разок, попытайся!» Та из последних сил рванула и выкарабкалась на дорогу, ошалело ринулась по дороге галопом. Она протащила Гали несколько сот метров и лишь после этого остановилась, тяжело дыша. Если бы он отпустил вожжи, то все – пришлось бы ему ковылять по степи на протезах...

Жизнь, какая бы ни была тяжелая, – всегда прекрасна. Гали доволен своей судьбой, считает себя человеком счастливым. Помогал людям как мог, как умел. И люди помогали ему.

С Фанидой они воспитали четверых детей – Гумера, Зою, Камиля и Лялю. Повзрослев и получив профессии, они разлетелись из родительского гнезда. Выросли честными, трудолюбивыми, отзывчивыми, бескорыстными. Ради этого стоит жить! Подрастает внучка Гульнур. Когда маленькая была, спрашивала: «Дедуля, почему у тебя ноги не растут?» А дед смеялся. Ему, фронтовику, который едва не погиб в Севастополе, можно теперь и посмеяться. Ничего, дети есть дети: вырастут – многое поймут. Поймут и то, что предки их прожили достойную жизнь. Главное, чтобы над головой было мирное небо, чтобы люди не убивали друг друга.

– Ну-ка, внученька, попляши-ка! – говорит Гали, подзывая Гульнур и берясь за хромку.

Та, веселая и озорная, охотно пляшет...

Такая жизнь. Большая жизнь в маленьком ауле.

…Гали Гималов и не заметил, как приехал на своем «Запорожце» в Каран. А там – ветераны войны. Тут и знакомые, и незнакомые. Учителя, врачи. Пионеры, которые вручают фронтовикам живые полевые цветы.

Траурная минута молчания у памятника павшим в боях. Гали тоже кое-как притиснулся к собравшимся ветеранам. Тут же и Амирьян Гадельшин – друг детства. Он вопросительно посмотрел на Гали. Гали понял вопрос и ответил:

– Там, у просеки, парня придавило. Трактор перевернулся. Отвозил его в больницу. Врачи сказали, что выживет...

Живите, люди! Живите и помните, что в истории нашего народа есть самый священный праздник – День Победы. Это великая и огромная радость со слезами на глазах…


30 9

Медиасфера
блог редактора.jpg


Блог Залесова.jpg

 

клуб друзей Истоки.jpg

УФЛИ

Приглашаем вас принять участие в конкурсе "10 стихотворений месяца".

Условия конкурса просты – любой желающий помещает одно стихотворение в интернет-сообществе «Клуб друзей газеты «Истоки» только в этом посте http://istoki-rb.livejournal.com/134077.html


Итоги конкурса за декабрь 2017 года


Итоги прошедших конкурсов





коррупция











 

http://www.amazon.com/dp/B00K9LWLPW




Хотите получать «свежие» статьи первым?
Подпишитесь на наш RSS канал

GISMETEO: Погода
Создание сайта - Интернет Технологии
При цитировании документа ссылка на сайт с указанием автора обязательна. Полное заимствование документа является нарушением российского и международного законодательства и возможно только с согласия редакции.
(с) 1991 - 2013 Газета «Истоки»