Информационно-публицистический еженедельник
Выходит с января 1991 г.
№ 12 (884), 26 марта  2014 г.
Архив еженедельника «Истоки»

Рассказ
ПУТЬ С ВОЙНЫ
10.02.2010
Александр ИВАНОВ

       
Рассказ Саши Иванова, ученика 7 класса средней школы села Бердяш (Зилаирский район), был удостоен Гран-при межрегионального конкурса детских творческих работ «Ступени» в номинации «Проза»


Мой дедушка, Николай Иванович Терентьев, очень любил читать. У него было много интересных книг и журналов, он часто делал выписки из газет, вырезал заметки, подшивал их в разные папки.

Дедушки не стало в 2004 году. Но, бывая в гостях у бабушки, я часто берусь за книги или журналы из библиотеки моего деда. В одном из журналов мне попалась старая черно-белая фотография, на которой была молодая семья: мужчина в военной форме, женщина и двое детей. Все они улыбались, и было ясно, что они счастливы. Под фотографией – надпись: «Ленинград. Апрель 1941 года».

Что могло произойти с этой семьей – как и с сотнями тысяч других семей – в годы Великой Отечественной войны? Погибли при блокаде Ленинграда? Возможно, отец ушел на войну, а жена и дети остались дома, может, их убили при бомбежке или они умерли от голода, а отец героически погиб на войне? А может, все сложилось счастливо, они выжили, и сейчас где-нибудь счастливо живут их внуки? И отец их вернулся с войны с медалями за отвагу…

И я попытался представить, как могла бы сложиться судьба этой семьи…

 



 

…Маша посмотрела на брата: тот мирно и безмятежно спал. Во сне этот черноволосый мальчик не думал ни о войне, ни о смерти, ни о немцах. Хоть и было Вите восемь лет, он был на удивление высок и коренаст. Его двенадцатилетняя сес­тра Маша была брату полной противоположностью: маленькая, светловолосая… Пожалуй, единственное, что их объединяло, – огромное количество веснушек, за которые родители звали их «солнышками». Маша, вспомнив о маме, тихо всплакнула.

Иногда ей казалось, что на свете остались только они с Витей вдвоем – и война. Хотелось уснуть и проснуться только тогда, когда будет ярко светить солнце, не будет взрывов бомб и гула самолетов, не будет воя сирен тревоги. А рядом снова будут мама и папа… Но проходил день за днем, а ничего не менялось к лучшему – напротив, становилось все хуже.

Она знала, что папа уже никогда не сможет, как раньше, взять ее на руки и покружить по комнате. Папа погиб в первые дни войны, мама во время очередной бомбежки не успела укрыться… Осталась только фотография, где они – вся семья – вместе.

В очередях за хлебом Маша слышала, что есть специальные сборные пункты, что людей эвакуируют из города. Слышала и о том, что с каждым днем делать это становится все труднее. Но Маша не знала, к кому нужно обратиться за помощью. Из соседей никого в подъезде не осталось: кто ушел на фронт, кто уже уехал, кто погиб… А к чужим, незнакомым людям обращаться было страшно: вдруг их разлучат? Вся ее семья теперь – это Витя.

«Все, – решила Маша, – завтра утром уходим из города».

…На следующий день, едва начало светать, Машу разбудил Витя. Сестра накануне рассказала ему о том, что из города нужно уходить, и мальчику тоже хотелось быстрее оставить этот полуразрушенный дом, этот город, в котором уже не осталось никого родного. Маша уже давно не выпускала брата на улицу, и то, что он увидел, выйдя из дома, его поразило: многие дома разрушены, и во всем мире словно осталось только два цвета, черный и серый… Даже снег серый.

«Мы пойдем быстро», – сказала Маша.

И они пошли.

Со стороны трудно было понять, кто движется по дороге, – закутанные во все имевшиеся теплые вещи и одеяла, Маша с Витей как свертки с ножками.

Прошли из конца в конец одну улицу. Но силы таяли быс­тро, и тогда Маша с Витей зашли в заброшенный двухэтажный дом. Маша расстелила на полу свое одеяло, посадила на него Витю и накрыла себя и брата вторым одеялом. Достала из мешка два небольших куска хлеба. Витя свой кусок съел быстро и стал донимать Машу, чтобы она поделилась.

А потом пошли дальше, пробиваясь сквозь снег и холод.

День клонился к вечеру, и сил уже совсем не оставалось.

Укрывшись в руинах, дети разделили остатки хлеба: последний кусок оказался самым вкусным. Поев, Маша устроила из одежек и одеял что-то вроде маленькой берлоги, где было чуть теплее, чем на улице.

…Следующее утро было пасмурным: тучи затянули все небо – а может быть, это были не тучи, а дым от далеких пожаров. Сейчас проснется Витя – и сразу попросит есть. Да и у Маши уже живот болел от голода… Из всех запасов у нее оставалась только банка тушенки, которую она много-много дней берегла как величайшую драгоценность. Но как ее открыть? Найти бы нож!

Маша рыскала по руинам в поисках какого-нибудь острого предмета, чтобы вскрыть банку, когда услышала знакомый гул самолетов. От неожиданности Маша сначала оцепенела, но потом, словно очнувшись, бросилась к брату. «Витя, ложись! Ложись!» – закричала она и сама бросилась на пол.

Но вот взрывы отгремели.

«Витя!» – позвала брата Маша.

Никакого ответа.

«Витя, где ты?»

С того места, где лежал братишка, донеслось что-то невнятное. Когда Маша подошла ближе, она увидела, что левую ногу Вити засыпало битым кирпичом. К счастью, нога не пострадала. Раскидав кирпичи, дети пошли дальше. Банка с тушенкой и второе одеяло так и остались под завалами.

К вечеру они вышли к озеру. Оставшийся за спиной город был черен и мрачен, а озеро на его фоне казалось удивительно белым. Эта бескрайняя белая равнина произвела на детей настолько сильное впечатление, что они даже забыли о голоде.

Вот только ветер, гнавший тучи снега, становился все сильнее, и вскоре идти стало совсем невмоготу. Маша привычно постелила одеяло, посадила на него братишку, села рядом. И накрылась, чтобы не задувал ветер. Скорее бы кончилась буря…

Маша не знала, что братишка ее не слышал, – от сильной боли в ноге, от голода он совсем обессилел и, как только Маша усадила его на одеяло, сразу забылся. А Маша рассказывала ему, что там, за озером, они обязательно найдут красноармейцев, те их накормят и обогреют. А потом отправят в тыл, где их, может быть, даже устроят в какую-нибудь школу. Так хочется ходить на уроки, играть на переменах – чтобы все было как до войны!

…И вот ветер стал стихать. С другого берега озера вышла команда лыжников, искавшая дорогу для машин, которые должны были доставлять в город продукты, а из города эвакуировать людей. Лыжники и нашли Машу с Витей – сонных, полузамерзших…

Их переправили через озеро, а затем, как и многих ленинградцев, отправили в тыл, на Урал. Может быть, и не так далеко от моей деревни жили в годы войны мальчик Витя и девочка Маша. После войны они вернулись в свой родной город, где жили и трудились во имя мира на всей земле. Во имя того, чтобы никто из детей никогда не узнал, что такое война…


19 10

Медиасфера
блог редактора.jpg


Блог Залесова.jpg

 

клуб друзей Истоки.jpg

УФЛИ

Приглашаем вас принять участие в конкурсе "10 стихотворений месяца".

Условия конкурса просты – любой желающий помещает одно стихотворение в интернет-сообществе «Клуб друзей газеты «Истоки» только в этом посте http://istoki-rb.livejournal.com/134077.html


Итоги конкурса за декабрь 2017 года


Итоги прошедших конкурсов





коррупция











 

http://www.amazon.com/dp/B00K9LWLPW




Хотите получать «свежие» статьи первым?
Подпишитесь на наш RSS канал

GISMETEO: Погода
Создание сайта - Интернет Технологии
При цитировании документа ссылка на сайт с указанием автора обязательна. Полное заимствование документа является нарушением российского и международного законодательства и возможно только с согласия редакции.
(с) 1991 - 2013 Газета «Истоки»