Информационно-публицистический еженедельник
Выходит с января 1991 г.
№ 12 (884), 26 марта  2014 г.
Архив еженедельника «Истоки»

Стихи
Спокойная светлость земли
10.02.2010
Александр ФИЛИППОВ

       

Нетленная святость любви

Лепечет лиственная крона,

Шуршит трава…

И здесь, в глуши,

Для светлых мыслей

станет кровом

Гнездовие моей души.

 

Есть тайна в сумерках заката,

Дыханью воздуха внемли –

Здесь все божественно объято

Спокойной светлостью земли.

 

Природа русская – основа

Всего земного бытия,

И подтвержденьем слышу снова

Живое соло соловья.

 

Со дня творенья и поныне,

До бесконечно дальних дат

Нам сладок горький вкус полыни

И светел сумрачный закат.

 

Сама земля, ручьи и реки

Струят молитвенно слова:

Все справедливо, коль вовеки

Любовь к Отечеству жива.

 

&&&

Село солнце. Потемнели шири.

Ночью тихо, кажется, что нет

Никаких тревог

в подлунном мире,

Нет нужды и бесконечных бед.

 

Все осознаю, с судьбой не спорю,

Сам себе произношу: внемли –

В море человеческого горя

Ты слезинка на щеке Земли.

 

Говорят, что утро мудренее

Вечера спокойного… И вот

Жду его, пришло бы поскорее,

Несмотря на груз дневных забот.

 

Ночь пройдет,

обрадованно где-то

Птица зачирикает в бору,

Капельку росы – слезу рассвета –

Слижет стылый ветер поутру.

 

Мечемся, летим, чего-то ищем,

Вся планета нам принадлежит:

Будет день, и значит,

будет пища,

И работа в лес не убежит.

 

Закатаю рукава по локоть,

День пришедший под уздцы схвачу,

Чтоб руками шар земной

потрогать,

В темном небе засветить свечу.

 

КАЧЕЛИ

На качелях в парке внук качался,

Я стоял угрюмо в стороне.

Сверху он беспечно улыбался

И помахивал рукою мне.

 

Что – качель?!

Она – и в самом деле

Детская забава, их каприз.

Жизнь сама похожа на качели:

То подымет вверх, то кинет вниз.

 

Там, вверху, – безоблачное небо.

Здесь, внизу, куда ни погляди –

Кто-то бьется за кусочек хлеба,

Кто-то метит вырваться

в вожди.

 

Лед и пламень, а за ними следом

Тьма со светом бьются наповал.

Как хочу я, чтобы внук об этом

До поры до времени не знал.


&&&

Я смолоду был

перелетною птицей,

Мотался по свету туда и сюда;

В далеких красотах

пришлось усомниться

И выстрадать истину…

Раз – навсегда.

 

На том берегу

подоспевшие травы

Неспешно скосили,

сметали в стога,

А здесь, где стоим мы,

налево, направо

Уже полновластно буранят снега.

 

На том берегу сочиняют поэмы.

Нам кажется, там –

благодать и уют.

А здесь отцвели

до весны хризантемы,

Заливистых песен давно не поют.

 

На том берегу все в сиянье

и блеске,

Но люди там бьются

как рыбы о лед.

Зачем же тогда мы наивно,

по-детски

Стремимся туда,

где никто нас не ждет?

 

Опять по весне журавлиную стаю

Встречаю,

осыпанный снегом седин.

Я птиц перелетных

душой понимаю:

Весь мир им – пространство,

А дом-то один.

 

&&&

Ночь была до точки укорочена,

Не дала напеться соловью.

Дятел застучал сосредоточенно

На рассвете ритмику свою.

 

Мои мысли звезды перепутали

С блеклой зыбью Млечного Пути.

Ночь прошла ли,

наступило утро ли –

Все равно мне некуда идти.

 

День встает,

рассветом возгорающий,

Я кричу, подставив ветру грудь:

– Здравствуй, что ли,

многообещающий,

Бесконечный,

вечно Млечный Путь.

 

Шел я долго, устремлялся

к светлому,

Шел за солнцем, не боясь преград.

Вот и утро занялось рассветное,

А на сердце у меня – закат.

 

&&&

Я заповедь Всевышнего нарушил,

Не ведал, что случится впереди,

И яблоко греховное откушал,

И допустил змею к своей груди.

 

Друзья мои, не осуждайте строго,

Что два начала спарены во мне.

Да, человек хотя подобен Богу,

Порой, однако, служит сатане.


&&&

Воистину не умирает

Любовь прошедшая, она

Воспоминаньями карает,

Душевной нежности полна.

 

Не так ли над заснувшей пущей

И над зеркальностью воды

Мерцает свет давно потухшей,

Несуществующей звезды?

 

ПОСЛЕДНИЕ ГРИБЫ

Мне осенний лес – подобье рая,

Где по предписанию судьбы

Я еще в лукошко собираю,

Видимо, последние грибы.

 

Вот и все… «По коням!

По машинам!» –

Пронеслось над далью вековой.

Золотая роща, помаши нам

Не успевшей облететь листвой.

 

Здравствуй, осень!

До свиданья, лето!

Птицам тоже скоро улетать…

Кто-то кинул в ручеек монету,

Чтоб вернуться в эту благодать.

 

Я бегу к машине, полон грусти,

И к чему, зачем такая грусть?

Как в лукошке собранные грузди,

Я сюда обратно не вернусь.

 

Листья осыпаются… Грачи мне

Машут на прощание вослед:

Не вернусь сюда я по причине

Отшумевших безвозвратно лет.

 

Никуда не спрятаться,

не скрыться

От закономерностей судьбы.

Сединой ледок росы искрится

Там, куда ходил я по грибы.

 

&&&

Когда был молод, бестолково

Шумел кругом: я не боюсь,

Что каплей дождика слепого

В пространство неба испарюсь.

 

Пугает с возрастом усталость

Неотвратимостью судьбы:

Во мне ни капли не осталось

Того, что испарилось бы.

 

&&&

С князя Игоря, с князя Олега

Хлебом-солью приветствуют…

знай,

Пожелай мне немножечко хлеба,

Соли выпало – хоть отбавляй.

 

Друг мой преданный, не из меня ли

Жали соки в дорогах лихих?

Нам князья и цари изменяли,

Мы же, глупые, верили в них.

 

Годы – кони лихие, короче,

Пронеслись с бубенцами они.

Мы не помним несчастные ночи,

Вспоминаем счастливые дни.

 

Нахлебался я в жизни досыта.

Хорошо, что за давностью лет

Все плохое давно позабыто,

Все святое оставило след.


&&&

Долго жил, но вот

не встретил горше я,

Чем внезапность всполохов огня.

Милая, любимая, хорошая,

Не кори за вспыльчивость меня.

 

Не бывает

беспричинной хворости,

И без молнии не грянет гром.

Не было и нет,

чтоб куча хвороста

Возгорелась попусту костром.

 

На пути бывают рвы и надолбы,

Жизнь сама –

не рай да благодать.

Нам с тобою научиться надо бы

Мелочи житейские прощать.

 

Только небо облачится тучами,

Прежде чем дебаты завести,

Надо вместе вспомнить,

а не лучше ли

Прошептать желанное:

«Прости».


&&&

Так всю жизнь:

правителям в угоду

Спину гнул за ржавые гроши.

Пью теперь химпромовскую воду

На помин усохнувшей души.

 

Было дело, что в глазах рябило,

Самого себя пролил до дна,

Обо мне исплакалась рябина

Около забытого окна.

 

Над стихами задыхаясь в плаче,

Думаю: нужны ль кому они

В эти вот

действительно собачьи,

Вдрызг обезображенные дни?

 

Чем себя обременять заботой,

Да страдать, да горбиться зело,

Лучше б сбегать в магазин

за водкой

И напиться всем чертям назло.

 

Струны молодых сердец порвутся,

Отгорят призывные огни.

Никогда обратно не вернутся

Попусту растраченные дни.

 

Блудным сыном из чужого края

Возвратиться б к изначалью дня.

Под окном рябина, догорая,

Навсегда оплакала меня.

 

&&&

Писать стихи

или ваять скульптуру –

Возвышенный

и вдохновенный труд.

Поэт, как ювелир литературы,

В потоке слов находит изумруд.

 

Не Фаберже я, нет,

но взгляд мой меток,

Догадываться стал давно уже:

Мои стихи дороже статуэток

И всех яиц того же Фаберже.


&&&

Вдвоем мы на лодке,

в густом камыше

Картавит залетная птица.

Спокойно на озере, а на душе

Тревога туманно гнездится.

 

Луну отражает озерная гладь,

Вдвоем мы: лишь я да русалка.

И эта божественная благодать

С рассветом исчезнет, а жалко…

 

На озере тихо, как в темном логу,

Нет места ни молньям, ни грому,

А там, на суровом крутом берегу,

Все будет совсем по-другому.

 

Житейские дрязги,

и грязь в том числе,

Владычествуют между нами.

И там, к сожаленью,

на грешной земле

Туманы владеют умами.

 

Продают арбузы

На Колхозный рынок

привезли арбузы,

У машин заезжих

люди  сбились в круг.

Воздухом свободы бывшего союза,

Теплотой вчерашней

повеяло вокруг.

 

Гордые казахи, смуглые узбеки,

С ними и кореец, и еще киргиз,

Были мы когда-то спаяны навеки,

Шли вперед да в гору,

не катились вниз.

 

Кто разъединил нас,

кто же нас поссорил?

И какая гнида разрушила союз?

И народы наши нахлебались горя,

Им не по карману

импортный арбуз.

 

И казах смеется, и узбек добреет,

И киргиз с корейцем

поднимают крик.

– Хай, – кричат, –

товарищ, подходи скорее,

В честь великой дружбы

цены скинем вмиг.

 

Злая перестройка

стала перестрелкой,

Развалился напрочь

дружеский союз,

И не потому ли

в этой жизни мелкой

Кровенит слезами

разрезанный арбуз?

 

&&&

Ходили же варяги в греки,

И вот спросил я Древний век,

Как бездуховные калеки

Там жили без библиотек.

 

Была одна, и ту, зараза,

Спалил безумец Герострат,

С тех пор и сам не мог ни разу

Прочесть поэму иль трактат.

 

К чему ему библиотека –

Исповедальный мир сердец,

Когда есть Пушкин, есть Сенека,

Ну, и Филиппов, наконец.

 

Меня не проходили в школе,

Никто не знал ни в зуб ногой,

Под старость лет нельзя мне,

что ли,

Поиздеваться над собой.

 


21 7

Медиасфера
блог редактора.jpg


Блог Залесова.jpg

 

клуб друзей Истоки.jpg

УФЛИ

Приглашаем вас принять участие в конкурсе "10 стихотворений месяца".

Условия конкурса просты – любой желающий помещает одно стихотворение в интернет-сообществе «Клуб друзей газеты «Истоки» только в этом посте http://istoki-rb.livejournal.com/134077.html


Итоги конкурса за декабрь 2017 года


Итоги прошедших конкурсов





коррупция











 

http://www.amazon.com/dp/B00K9LWLPW




Хотите получать «свежие» статьи первым?
Подпишитесь на наш RSS канал

GISMETEO: Погода
Создание сайта - Интернет Технологии
При цитировании документа ссылка на сайт с указанием автора обязательна. Полное заимствование документа является нарушением российского и международного законодательства и возможно только с согласия редакции.
(с) 1991 - 2013 Газета «Истоки»