Информационно-публицистический еженедельник
Выходит с января 1991 г.
№ 12 (884), 26 марта  2014 г.
Архив еженедельника «Истоки»

Человек читающий
Не зарастет народная тропа
10.02.2010
Анатолий Захаров

       

10 февраля – День памяти А. Пушкина

 

«Солнце нашей поэзии закатилось! Пушкин скончался, скончался во цвете лет, в средине своего великого поприща!.. Неужели в самом деле нет уже у нас Пушкина?.. К этой мысли нельзя привыкнуть!»

Так, извещая Россию 173 года назад о смерти поэта, его друзья выразили всенародную боль от невозвратной потери.

Но имя Пушкина не могло остаться в забвении. Почти два столетия живет нравственное завещание поэта – его неповторимое творчество. Национальное по сути своей, оно принадлежит всему человечеству. Через даль времен гений Пушкина дарит нам негасимый огонь своего таланта.

…На календаре истории завершался 1836 год. Пушкин подводит итоги своего более чем двадцатилетнего творческого пути. Из-под пера поэта к тому времени вышло более 2300 произведений различного жанра. Был завершен «Евгений Онегин» – «энциклопедия русской жизни», написаны «Полтава», «Медный всадник», «Борис Годунов», «История Петра Первого», хрестоматийные «Песнь о вещем Олеге», «Погасло дневное светило», «К морю», «Зимний вечер», «Вакхическая песня», «Я помню чудное мгновенье», «Пророк» и многое, многое другое.

Позади Болдинская осень – одна из самых ярких страниц биографии Пушкина. Это был творческий подъем невиданной силы. Пушкинисты, анализируя его сельскую уединенность, отмечали: за восемьдесят дней пребывания в Болдине Пушкин написал столько прекрасных вещей, что если бы он ни раньше, ни позже ничего не написал, то одними болдинскими произведениями заработал бы себе звание первоклассного лирика, драматурга, рассказчика и романиста.

В апреле 1836 года вышел в свет первый номер «Современника», основанного Пушкиным. Это именно тот журнал, который позднее издавал Некрасов и в котором сотрудничали Белинский, Чернышевский, Добролюбов. Кроме целого ряда шедевров пушкинской публицистики в журнале была опубликована «Капитанская дочка», встреченная читателями с триумфальным восторгом.

Все крупнейшие литераторы – Жуковский, Баратынский, Рылеев, Дельвиг, Бестужев, Одоевский – признавали Пушкина своим вождем. Гоголь просто благоговел перед созданиями Пушкина за их изящество, глубину и тонкость. «Никто из поэтов наших, – писал он, – не выше его и не может более называться национальным; это право решительно принадлежит ему».

Каждое произведение поэта восторженно встречал Белинский: «Я не понимаю возможности жить без Пушкина». С ним перекликался молодой Иван Тургенев: «Пушкин был для меня, как и для многих моих сверстников, чем-то вроде полубога. Мы действительно поклонялись ему».

Восхищаясь творениями, созданными гением Пушкина, друзья предсказывали ему жизненное и творческое долголетие. А жить поэту оставалось менее полугода.

Опутанный бесконечной травлей и клеветой Пушкин понимал свое предназначение, осознавая свою независимость как поэта, без чего не может быть истинного творчества. Он твердо следовал критериям, определенным в стихотворении «Поэту»:

 

Ты царь: живи один! Дорогою свободной

Иди, куда влечет тебя свободный ум,

Усовершенствуя плоды любимых дум,

Не требуя наград

за подвиг благородный.

Подобные откровения не могли нравиться различного рода пасквилянтам типа Булгарина, Греча, набившим руку на клевете и животной злобе, жандармской своре Бенкендорфа и в первую очередь императору – главному цензору опального поэта.

Пушкин знает цену своему «благородному подвигу» и смело утверждает право на земное бессмертие, создает пророческое стихотворение «Памятник»:

 

Я памятник себе воздвиг

нерукотворный,

К нему не зарастет народная тропа,

Вознесся выше он главою непокорной

Александрийского столпа.

 

Само собой разумеется, николаевская цензура наложила привычное вето на пушкинское стихотворение. Но не самодержавие, а народ был для поэта главной действующей силой. Он верил, что потомки – «племя младое, незнакомое» – оценят его и к нерукотворному памятнику не зарастет народная тропа.

Прошли годы, десятилетия, и пророчество поэта сбылось. Его слава, сиянье его имени стали всенародным достоянием.

…При каждой возможности, а их в моей жизни было совсем немного, во время даже самого короткого пребывания в Москве я старался посетить святое место, где стоит бронзовый Пушкин. У памятника всегда толпятся люди.

Запомнилось 6 июня 1980 года: интеллигентного вида бабушки с букетами цветов, молодежь, разноязыкий говор, улыбки. Сегодня же необычный день – 100 лет назад Россия впервые чествовала своего национального гения. Событию этому суждено было стать новой культурной вехой в сознании поколений. Состоялись торжественное открытие опекушинского памятника, трехдневное заседание и литературно-музыкальные вечера, «Пушкинские чтения» в университете и Политехническом музее, общес­твенные манифестации…

«После ряда удушливых в нравственном и политическом смысле лет… вдруг пронеслись струи чистого воздуха – и все постепенно начало оживать. Блестящим проявлением такого оживления был и пушкинский праздник в Москве», – писал выдающийся юрист и общественный деятель А. Кони.

Свидетельства других участников юбилейных торжеств, исследования пушкинистов доносят до нас их волнующую атмосферу. Всех, кому дорого имя поэта, хочу ознакомить с описанием этого события в монографии известного литературоведа Ю. Селезнева.

 

*  *  *

 

…Казалось, вся Москва собралась в это утро, 6 июня 1880 года, к Тверскому бульвару. Молодежь восторженно узнавала по портретам Тургенева, Полонского, Майкова, Плещеева, Достоевского, стоявших у подножия памятника. Торжественные речи и – покров спадает, воздух оглашают крики ликования; кто-то неожиданно для себя самого смеется, кто-то и плачет.

Потом торжества перенеслись в зал Благородного собрания (сейчас – Колонный зал Дома союзов). За огромным столом – представители общественности, почетные гости. В первом ряду дети Пушкина: старший сын поэта Александр Александрович – генерал; Григорий Александрович – служащий по судебному ведомству; рядом две дочери-красавицы – Наталья Меренберг и вдова генерала Мария Гартунг.

Далее за столом московский генерал-губернатор князь  Долгоруков, представители дворянства Третьяков, историк Ключевский, Чайковский, братья Рубинштейны, поседевшие красавцы поэты и писатели Аполлон Майков, Плещеев, Григорович, Полонский, Тургенев, Иван Аксаков, Писемский, Островский, Фет. Кто-то пустил злую остроту: мол, более всех блистает здесь все-таки Лев Толстой… своим отсутствием.

Говорили, что Тургенев специально ездил за Львом Николаевичем в Ясную Поляну, но ее хозяин заявил, что литература служит приятным времяпровождением для сытых, а народу решительно все равно, существовал ли Пушкин или нет. Невозможно это понять и принять.

Неоспоримо только одно: великий сердцевед никогда еще не заблуждался столь жестоко… Впрочем, уход из семьи Толстого буквально в последние дни жизни тоже остается неразгаданной тайной гения, шедеврами которого восхищается не только мир «сытых», но и весь мир «голодных и рабов».

…Вернемся к торжественному собранию. Произносились речи, читались стихи Пушкина и о Пушкине. Бурю оваций вызвало выступление И. Тургенева. Затем председательствующий предоставил слово Федору Михайловичу Достоевскому:

– В каждом творении Пушкина слышится вера в русский характер, вера в его духовную мощь, а коли вера, стало быть, и надежда, великая надежда за русского человека. Никогда еще ни один русский писатель, ни прежде, ни после его, не соединялся так задушевно и родственно с народом своим, как Пушкин. В Пушкине есть именно что-то, сроднившееся с народом взаправду… Все это оставлено Пушкиным в виде указания для грядущих работников на той же ниве. Не было бы Пушкина, не определилась бы, может быть, с такою непоколебимой силой наша вера в нашу русскую самостоятельность, наша сознательная теперь уже надежда на наши народные силы.

Да, Пушкин – истинно наш народный поэт, но и не было поэта с такою всемирной отзывчивостью, как Пушкин, и в этом смысле он явление невиданное и неслыханное, а по-нашему, и пророческое, ибо тут-то и выразилась наиболее его национальная русская сила, именно народность его поэзии, народность в дальнейшем своем развитии, народность нашего будущего, таящегося уже в настоящем, и выразилась пророчески… Став вполне народным поэтом, Пушкин тотчас уже и предчувствует великое грядущее всемирное назначение этой силы. Тут он пророк! Наш удел и есть всемирность, и не мечом приобретенная, а силой братства и братского стремления нашего к воссоединению людей…

Жил бы Пушкин далее, так и между нами было бы, может быть, менее недоразумений и споров… Но Бог судил иначе. Пушкин умер в полном развитии своих сил и бесспорно унес с собой в гроб некоторую великую тайну. И вот мы теперь без него эту тайну разгадываем…

По окончании речи в зале творилось невообразимое – Аксаков и Тургенев бросились обнимать Достоевского, люди плакали, обнимались, кто-то упал в обморок, все злое, недоброе, разделяющее людей, отпало вдруг, как скорлупа. Рассказывали, что в эти минуты мирились, обнимаясь и целуя друг друга, даже старые враги.

Поздним вечером, «отойдя» от впечатлений дневного заседания, Достоевский нанял извозчика и доставил лавровый венок, которым увенчали его на торжествах, к Страстной площади, где возложил его к подножию памятника.

Несмотря на ночное время, к Пушкину с цветами шли и шли люди, отдавая дань светлой памяти поэта. Среди них были не только «сытые», по выражению Толстого, но много и таких, кто выше сытости ставит поэзию и духовную жизнь человека…


15 17

Медиасфера
блог редактора.jpg


Блог Залесова.jpg

 

клуб друзей Истоки.jpg

УФЛИ

Приглашаем вас принять участие в конкурсе "10 стихотворений месяца".

Условия конкурса просты – любой желающий помещает одно стихотворение в интернет-сообществе «Клуб друзей газеты «Истоки» только в этом посте http://istoki-rb.livejournal.com/134077.html


Итоги конкурса за декабрь 2017 года


Итоги прошедших конкурсов





коррупция











 

http://www.amazon.com/dp/B00K9LWLPW




Хотите получать «свежие» статьи первым?
Подпишитесь на наш RSS канал

GISMETEO: Погода
Создание сайта - Интернет Технологии
При цитировании документа ссылка на сайт с указанием автора обязательна. Полное заимствование документа является нарушением российского и международного законодательства и возможно только с согласия редакции.
(с) 1991 - 2013 Газета «Истоки»