Информационно-публицистический еженедельник
Выходит с января 1991 г.
№ 12 (884), 26 марта  2014 г.
Архив еженедельника «Истоки»

Есть мнение
Бренд Башкортостана
03.03.2010
Александр ЛЕОНИДОВ

       

Башкирская пчеловодная отрасль – отнюдь не круглая сирота, лишенная внимания со стороны государства. Отдельные ее структуры получают свою долю ассигнований и дотаций из федерального и регионального, а также муниципальных бюджетов и иную помощь со стороны местных властей.

Рынок меда в Башкортостане, как и рынки других продовольственных товаров РФ, защищен тарифными барьерами – импортными пошлинами. Будут ли эти защитные механизмы работать и дальше?

Пчелы водятся на всех континентах, нет их только в Антарктиде, питаются пчелы пыльцой и нектаром: у них имеется длинный хоботок для высасывания пыльцы из растений. Пчелы занимают первое место среди насекомых-опылителей. Часто наличие или отсутствие урожая объясняется недостатком пчел на участке.

Давайте взглянем на ситуацию глазами инвестора. За годы реформ в Башкортостане в медовой отрасли произошли не только количественные, но и принципиальные качественные сдвиги. Производство меда увеличилось на 10–20%, хотя число семей пчел сократилось на треть. Изменился баланс сил: лидирующие позиции занял частный сектор, далеко на задний план отодвинув общественный и государственный.

Налицо признаки быстрой капитализации отрасли. На рынок вышли десятки частных компаний, действующих в сфере оптовых закупок, переработки, фасовки и торговли медом; производства пчеловодного инвентаря, маток и пакетов пчел, препаратов для борьбы с болезнями пчел; терапевтических и косметических средств. В основном это мелкие компании, оперирующие в условиях жесткой бизнес-среды.

Башкирское пчеловодство обладает потенциалом, который в принципе позволяет нам плавно вписаться в мировой рынок. Россия в целом производит 4% мирового меда и в последние годы уверенно делит вместе с Украиной и Индией 6–8-е место в списке крупнейших его производителей. При этом от 8 до 10% российского товарного меда – башкирский мед.

В США до недавнего времени насчитывалось 2,3 млн ульев. Американский рынок меда, наиболее емкий для инвесторов, жестко защищал себя. Например, стоило Молдавии (члену ВТО, между прочим) начать угрожать американским медоводам поставками в размере 200 тонн, как она была тут же  лишена доступа на рынки США и ЕС по надуманному предлогу: «из-за низкого качества продукции».

Однако сегодня инвестиционная ценность медовых программ кардинально меняется, и меняется в глобальном масштабе. Дело в том, что (и в этом огромный шанс для наших отечественных пчеловодов и бортников) по всему миру вымирают пчелы.

Первыми забили тревогу пчеловоды из США. В этой стране 30% пчел погибло от того, что назвали «коллапсом пчелиных семей». Кроме того, признаки загадочных исчезновений пчел появились в Китае, и сейчас в некоторых его регионах пчелы полностью отсутствуют. Фермеры нанимают опылителей, делающих работу, которую раньше за них делала природа. Источник глобального вируса пока неизвестен.

Исчезновение пчел – катас­трофа. Это лишит нас не только меда – фрукты, орехи и овощи исчезнут из нашего рациона. Неужели человечеству придется перейти на зерновую диету?

Нетрудно понять, почему в этих глобальных условиях наметилась очевидная тенденция увеличения экспорта меда в развитые страны Запада. Если на протяжении 90-х годов он не превышал 150 т в год, то уже в 2005 г. только в США было поставлено 454 т, и далее тенденция прогрессировала. Это, безусловно, позитивная для башкирского медоводства тенденция. Мед – недооцененный инвесторами экспортный продукт, и с каждым годом упущенная прибыль от недоинвестирования медовой отрасли составляет все большую величину. В дальнейшем многое будет зависеть от того, насколько эффективно мы сможем распоряжаться имеющимся потенциалом и осваивать науку выживания в условиях глобализации. Учиться этому, безусловно, придется в быстром темпе.

Ныне башкирский рынок меда становится все более конкурентным, а его насыщенность продукцией, не находящей спроса, начинает прижимать закупочные цены на мед к мировым. Этому способствует и импорт дешевого меда из стран ближнего и дальнего зарубежья. В результате отечественные пчеловоды сталкиваются с растущими трудностями сбыта продукции.

Между тем в условиях гуманитарной катастрофы, происходящей в эпоху кризиса на территории бывших советских республик, так легкомысленно отделившихся от России, люди идут на все, чтобы получить медный грош. Например, Украина до 2004 г. экспортировала 15% продукта, а около 85% сбывала внутри страны. Естественно, зажатые собственной лютеющей год от года нищетой и жесткими, лицемерными мерами западного протекционизма, украинс­кие медоводы потоком сливают свою продукцию в Россию, где потребитель платежеспособен и не так капризен. Они готовы на любые условия, что, конечно, бьет по более благополучным башкирским пчеловодам, не собирающимся за три копейки отдавать плоды своего сложного и тяжелого труда.

Но российский рынок – капля в медовом море. Инвестиционные проекты перспективны (в том числе и по вышеуказанным причинам) только в случае принятия правил мирового рынка меда.

Отдельные компании Башкортостана, которым стало тесно на внутреннем рынке продуктов пчеловодства, уже вышли на мировой рынок или заявляют о готовности к этому шагу. Они налаживают и расширяют контакты с зарубежными партнерами, вступают в международные организации, строят современные лаборатории. Это говорит о том, что отрасль начинает подтягиваться к мировым стандартам и выходить на новый уровень международного торгово-экономического, технологического сотрудничества.

Есть и встречное движение. С 2003 г. швейцарская компания «Сенаско» закупает мед в бывшем СНГ и экспортирует его в страны ЕС и на восточное побережье США.

Монополисты наживаются на крупных инвестиционных программах, извлекают сверхприбыль, поскольку малым инвестиционным проектам нет места на международном медовом рынке. Розничная торговля «развесным» медом во многих странах ограничена по санитарным и другим соображениям. Продукт пчел все более остро конкурирует с другой сладкой продукцией не на ярмарочных и рыночных прилавках, а на полках магазинов.

Реализация товара через крупные продовольственные сети предъявляет более высокие требования к его качеству, внешнему виду и другим характеристикам, нежели продажа на обычном рынке. Поэтому участники медовой индустрии вынуждены тратить все больше средств на проведение анализов меда, рекламу его как полезного, натурального и экологически чистого продукта и его продвижение к потребителю. Связанные с этим расходы неизбежно ведут к удорожанию меда и, как следствие, к понижению его конкурентоспособности по сравнению с другими «подсластителями»: джемами, вареньем, кукурузным и кленовым сиропом.

Поставлять мед в супермаркеты и другие торговые центры во многих развитых странах не под силу даже преуспевающим пчеловодам-профессионалам, не говоря уже о любителях. Так, в США профессионалы предпочитают сбывать свою продукцию компаниям-посредникам, которые занимаются также транспортировкой, хранением, купажированием, фасовкой, рекламой, поиском рынков сбыта меда. Соответственно распределяются и доходы. В США фермер получает в среднем лишь 20% от продажи произведенной им продукции, а 80% получают посредники.

Иная ситуация во Франции, где продажей меда занимаются многочисленные пчеловодные кооперативы и ассоциации, а профессионалы самостоятельно сбывают мед и продукты на его основе (нугу, кондитерские изделия, вина) на различных ярмарках, имеют свои придорожные стенды. Считается, что рынок продуктов пчел во Франции интегрирован по вертикали в гораздо большей степени, чем в США.

Башкирский медовый рынок имеет сейчас все признаки рынка «непрозрачного» и «неорганизованного». Отсутствуют маркетинговые исследования, социальные вопросы и другие «замеры», которые могли бы прояснить ситуацию.

По имеющимся оценкам, башкирские пчеловоды продают перекупщикам около 50% меда. Профессиональный же сектор, который теоретически мог бы составить конкуренцию посредникам, играет в башкирском пчеловодстве скромную роль. О кооперативах, занимающихся сбытом меда, слышно мало.

Но не только поэтому мед – инвестиционно недооцененный в Башкортостане продукт. Главное в другом: из товарно-денежных вопрос пчеловодства все более перерастает в социально-государственные программы финансирования. Мировое сообщество, с тревогой наблюдая за вымиранием пчел, не пожалеет никаких средств, чтобы исправить ситуацию. Попутно будет пополняться медом и товарный рынок.

Так что, инвесторы, все в ваших руках – копейка сегодня обернется здесь завтрашним рублем.


21 14

Медиасфера
блог редактора.jpg


Блог Залесова.jpg

 

клуб друзей Истоки.jpg

УФЛИ

Приглашаем вас принять участие в конкурсе "10 стихотворений месяца".

Условия конкурса просты – любой желающий помещает одно стихотворение в интернет-сообществе «Клуб друзей газеты «Истоки» только в этом посте http://istoki-rb.livejournal.com/134077.html


Итоги конкурса за декабрь 2017 года


Итоги прошедших конкурсов





коррупция











 

http://www.amazon.com/dp/B00K9LWLPW




Хотите получать «свежие» статьи первым?
Подпишитесь на наш RSS канал

GISMETEO: Погода
Создание сайта - Интернет Технологии
При цитировании документа ссылка на сайт с указанием автора обязательна. Полное заимствование документа является нарушением российского и международного законодательства и возможно только с согласия редакции.
(с) 1991 - 2013 Газета «Истоки»