Информационно-публицистический еженедельник
Выходит с января 1991 г.
№ 12 (884), 26 марта  2014 г.
Архив еженедельника «Истоки»

Дела и люди
Житейские истории
17.03.2010
Любовь КОЛОКОЛОВА

       
Солнечный мальчик из Белорецка

Люди старшего поколения привычно ворчат на молодежь: мол, и невоспитанная она, и непочтительная, и совсем от рук отбилась. Увы, негативных примеров немало. Впрочем, так было во все времена. Ведь все люди, в том числе молодые, очень разные, и, к счастью, нормальные, образованные, порядочные юноши и девушки преобладают. А некоторые из них – словно гости из будущего, того, о котором мы так долго мечтали. И вроде бы ничего особенного они не совершили, но запомнились навсегда.

…Летом 2001 года я со своей дочерью-десятиклассницей была приглашена в Германию. Разумеется, путь пролегал через Москву, где мы должны были получить визы. Собираясь в гости к немецким друзьям, с которыми были знакомы лишь по переписке, мы захватили все, что нам должно было пригодиться для долгого пребывания вне дома. Основную часть поклажи составляли гостинцы: открытки и альбомы с видами Уфы, башкирский мед в сувенирной упаковке, знаменитые бальзамы, русский шоколад, деревянные ложки, матрешки… Родственников у наших новых знакомых было много, и хотелось никого не забыть: в результате две дорожные сумки стали совершенно неподъемными. А еще ручная кладь и дамские сумочки. В общем, нагрузились мы капитально.

До фирменного поезда нас проводили родственники, а в Москве я поняла, что добираться по адресу, где мы намеревались остановиться до получения визы, будет невероятно сложно.

– Дом моей сестры недалеко от метро, даже на транспорте не придется ехать, – уверяла соседка по лестничной площадке, у которой я взяла адрес.

«Ну что ж, – подумала я, – не впервой, доберемся».

С вокзала до метро добрались без проблем. Потом оказалось, что надо сделать две пересадки, а переходы между станциями, как назло, были очень длинными. Кругом толпы народа, настоящий людской муравейник, даже остановиться негде. С трудом доплелись до эскалатора с желанной табличкой «Выход в город». И вот мы стоим на залитой солнцем московской улице, по которой нам тащиться еще невесть сколько. Спросить, как пройти к нужному дому, практически не у кого: кто спешит, не обращая внимания, кто-то в ответ лишь пожимает плечами.

И вдруг подходит приятный молодой человек и спрашивает: «Вам помочь?» Я не верю словам: здесь, в центре Москвы, предлагают помощь? С радостью соглашаюсь, оправдываясь, что, возможно, придется идти далеко, так как адрес мне незнаком.

Молодой человек легко подхватил тяжеленные сумки, а мы зашагали рядом. Вскоре выяснилось, что юноша не москвич, он приехал к брату из… Белорецка. Встретить в столичной суете земляка, причем далеко от Казанского вокзала, – это просто чудо какое-то. Удивительно: он учился в уфимском техникуме и практику проходил в одной из фирм, расположенных в Черниковке, – именно в тех краях я в то время работала. Ну почти родня! Нужный дом нашли довольно быстро, и парень, узнав, что лифт не работает, даже поднял сумки на четвертый этаж. Я не знала, как благодарить нашего добровольного помощника, а он смущенно улыбнулся, сказал, что торопится, и пожелал на прощанье счастливого пути.

Счастлива мама, вырастившая такого замечательного сына. Надеюсь, он не затерялся в Москве, нашел себе работу по душе. А может быть, вернулся на родину? Как бы то ни было, присущая этому человеку доброта вернется к нему сторицей.

И почти такая же история случилась в Германии. Из Йены, где целый месяц отдыхали у своих друзей, мы должны были самостоятельно добраться до Берлина. Как и следовало ожидать, к тем двум большим сумкам, с которыми мы приехали из Уфы, прибавился чемодан с покупками и подарками. Как и в прошлый раз, до поезда нас проводили, а дальше предстояло действовать самим.

И вот мы выгрузились из экспресса и озираемся по сторонам. Кругом надписи на немецком, а нам нужно попасть на привокзальную площадь, чтобы потом отправиться на другой вокзал, где нас ждет поезд Берлин – Москва. Применили испытанную тактику: дочь сторожит половину сумок, а я перебрасываю вторую половину на несколько метров вперед. Сделала таким образом две-три перебежки и вижу – к нам направляются два молодых немца спортивного вида, красавцы-близнецы. Спросили, куда нам идти. Единственное, что я могла сказать в той ситуации: «Такси!»

Парни подхватили багаж и играючи потащили к выходу, так что мы еле поспевали за ними. На площади ребята нашли свободное такси, выяснили, куда нам ехать дальше, что-то сказали таксисту и только после этого удалились. Я только растерянно пробормотала: «Данке шен…»

 

Подарок из России

«Не хотела бы я оказаться в доме для престарелых, даже если в нем так уютно и комфортно, как здесь», – подумала Вера, выходя из двухэтажного особняка, где разместился частный пансионат для пожилых людей. Ее подруга Мила, к которой она приехала в гости в маленький городок Квиршид на юге Германии, предложила ей поработать в этом бого­угодном заведении до выходных.

– Я договорилась с администратором, сестрой Марией. Она не возражает, чтобы ты немного нам помогла, – сказала Мила. – Тебе здесь будет гораздо интересней, чем сидеть одной дома в ожидании, когда мы все придем. Да и деньги лишними не будут.

Сама Мила переехала в Германию с семьей полтора года назад и устроилась работать в пансионат. Тогда, в начале 90-х, многие российские немцы подались на Запад в поисках лучшей доли. На земле предков их встречали дружелюбно: бесплатно обучали немецкому языку, предоставляли на первых порах пособие и социальное жилье, помогали с работой. Правда, выходцам из России, не владевшим, как правило, немецким свободно, рассчитывать на высокооплачиваемые должности не приходилось. Женщины в основном устраивались в такие вот приюты и пансионаты, а также продавцами, техничками, мужчины шли в строители и разнорабочие. Разумеется, чем меньше был населенный пункт, тем меньше было возможностей для трудоустройства. Но Мила, имевшая диплом университета, не переживала: она знала, что все эти трудности временные и свое место под солнцем она отыщет (кстати, так и вышло).

А пока Мила с подругой по утрам отправлялись на работу в пансионат. Дело в том, что Вера приехала хотя и по приглашению, но не в тот момент, когда Милу могли бы спокойно отпустить с работы. Надо было дотянуть до выходных, взять еще отгул, и тогда можно было бы поездить по окрестностям, ознакомиться с достопримечательностями, походить по магазинам – словом, хорошо провести время.

Сестра Мария оказалась очень доброжелательной, приятной особой. Она даже знала несколько слов по-русски, что облегчало общение. Вере она поручала несложную работу: помочь накрыть на стол, приготовить бутерброды, развезти на тележке еду лежачим больным, потом собрать посуду. В пансионате было около ста обитателей, и состояние здоровья у каждого было разное. Кто-то довольно бодро разгуливал по этажам и выходил на прогулку во двор, кто-то передвигался лишь по комнате, а часть пациентов почти не вставала. Всем надо было уделять надлежащее внимание и обеспечить нормальный уход. Разумеется, этим занимались штатные служащие, а Вера была «на подхвате».

Как объяснила Мила, люди попадают в пансионат по разным причинам. У одних нет родственников, а сами они из-за болезней уже не могут за собой ухаживать. У других были родные дети, но у тех хватало собственных проблем и не было времени, чтобы как следует заботиться о своих престарелых родителях. Им проще было доплачивать за уход в пансионате, который считался одним из лучших в городе. Были здесь и инвалиды  детства. В общем, публика весьма разнообразная, со своими болячками, запросами, а то и капризами.

Вера, несмотря на то, что по-немецки почти не говорила, быстро нашла общий язык со стариками. Выручали ее приветливая улыбка, неподдельный интерес к людям и желание им помочь, ведь пожилые не виноваты, что оказались в таком положении. Вскоре среди обитателей пансионата у Веры появились друзья, если не сказать поклонники. Одна старушка, которую звали фрау Симона, пыталась усадить ее рядом с собой в гостиной и через Милу расспрашивала, где она живет и работает, какая у нее семья и прочее. И всякий раз с удивлением повторяла: «Русланд? Так далеко?» А вечером совала Вере какое-нибудь угощенье: конфеты, печенье, шоколадки.

Видя, что Веру смущает такое внимание к своей персоне, Мила советовала: «Не обижай старушку, возьми. А потом незаметно оставишь…»

Запомнился Вере и один старичок лет семидесяти с лишком, Фридрих. Высокий, сутулый, седой, с трясущимися головой и руками. Узнав, что молодая женщина из России, он несколько раз подходил к ней и что-то бормотал, а в конце монолога Фридрих по-русски с большим акцентом напевал: «Волга, Волга, мать родная, Волга – русская река…»

В пятницу, получив небольшое вознаграждение от сестры Марии, Вера попрощалась с обитателями пансионата. По дороге Мила рассказала невеселую историю Фридриха. Куплет русской песни он вспоминал не случайно. В конце 1942 года он оказался под Сталинградом, где шли ожесточенные бои. Как все, мерз в окопах, голодал. По его словам, на фронт его отправили силой, никого он не убивал, а потом попал в окружение.

– Вера, этот старик попросил тебя об одном одолжении. Он давно мечтает найти русскую шапку-ушанку, наподобие той, что носили в войну солдаты. Когда приедешь домой, поищи. Пойдет и не новая. Пришли ты ему подарок, пусть порадуется, – и Мила протянула денежную купюру. – Фридрих просил передать: это за пересылку.

Приехав домой, Вера занялась поисками шапки. Дело это было непростое: в продаже таких шапок не было, с суконным верхом встречались только головные уборы для школьников. Наконец кто-то из знакомых нашел такую шапку у себя на даче, но пришлось отдать ее в химчистку, прежде чем отослать. И все-таки это была именно та вещь, о которой мечтал старик.

Отправив посылку, Вера вздохнула с облегчением. А потом пришло письмо от Милы, где она описывала, как радовался Фридрих, получив подарок из России. «Представляешь, он в этой шапке ходил по пансионату и всем говорил, что ее прислала ты – русская фрау с белыми волосами. И радовался как ребенок. Несмотря на то, что ты работала у нас всего несколько дней, тебя тут помнят и передают привет», – писала Мила.

А через год в одном из писем она сообщила: «На днях умер Фридрих. Рядом с ним на постели лежала та самая шапка-ушанка. Наверное, ту страшную зиму он запомнил на всю жизнь. Вера, есть у меня и хорошие новости: в нашем пансионе мы торжественно отметили 90-летие Симоны. И еще я перехожу на другую работу. Одновременно меня посылают на переобучение. Жизнь налаживается! Когда приедешь в следующий раз, я тебя встречу по-царски. Сестра Мария велела тебе кланяться. С ней мне действительно жаль расставаться: редкой доброты человек. И еще мне так не хватает друзей и моей домашней библиотеки. Ну, пока, подруга!»


18 10

Медиасфера
блог редактора.jpg


Блог Залесова.jpg

 

клуб друзей Истоки.jpg

УФЛИ

Приглашаем вас принять участие в конкурсе "10 стихотворений месяца".

Условия конкурса просты – любой желающий помещает одно стихотворение в интернет-сообществе «Клуб друзей газеты «Истоки» только в этом посте http://istoki-rb.livejournal.com/134077.html


Итоги конкурса за декабрь 2017 года


Итоги прошедших конкурсов





коррупция











 

http://www.amazon.com/dp/B00K9LWLPW




Хотите получать «свежие» статьи первым?
Подпишитесь на наш RSS канал

GISMETEO: Погода
Создание сайта - Интернет Технологии
При цитировании документа ссылка на сайт с указанием автора обязательна. Полное заимствование документа является нарушением российского и международного законодательства и возможно только с согласия редакции.
(с) 1991 - 2013 Газета «Истоки»