Информационно-публицистический еженедельник
Выходит с января 1991 г.
№ 12 (884), 26 марта  2014 г.

Взгляд с изнанки
Злосчастья башкирской нефти
12.04.2017 13:50:00
Энгель ЗАЙНЕТДИНОВ, ветеран нефтяной промышленности, член Союза журналистов РФ и РБ

       
Продолжение. Начало в № 14 (1042) от 5 апреля 2017 г.

Несмотря на то, что правительство страны приняло 2 решения по началу бурения ишимбайских скважин, в 1931 г., фактическая реализация их проходила очень трудно.
Для ведения буровых работ в составе треста «Уралнефть» 27 октября 1930 г. создается Стерлитамакская районная контора бурения – первое нефтяное предприятие республики. Башкирия не располагала ни специалистами, ни оборудованием и инструментами для бурения и добычи нефти. Ситуация усугублялась тем, что район д. Ишимбаево не располагал элементарной инфраструктурой для ведения таких масштабных работ. Не было ни железнодорожного, ни автомобильного сообщения с Уфой, отсутствовала сеть дорог, не было связи, электроэнергии, транспортных средств и т. д. Поэтому башкирскую нефтяную целину поднимала вся страна. Оборудование, инструменты и специалисты прибывали из Баку, Грозного, Москвы, Верхне-Чусовских городков и т. д. Все это доставлялось до станции Раевка, а оттуда – до Ишимбаево (а это 120 км) – на лошадях и верблюдах. Присланное из Баку и Грозного оборудование зачастую оказывалось «негодным, изношенным и быстро выходящим из строя», да транспортировки на такое расстояние с многократными погрузками и разгрузками ухудшало его состояние.
Над трестом «Уралнефть» шефствовали «Азнефть» и «Грознефть». Но зачастую оно оказывалось формальным, на что был вынужден обратить внимание И.В. Сталин, который в письме В.М. Молотову писал: «Обрати серьезное внимание на нефтяное дело на Урале. Решил, оказывается, поставить всего лишь 10 буровых за год. Буровые станки большей частью ударные, а не вращательные, т. е. прохода будет убийственно медленная. Это значит, что ВСНХ и «шефы» «Уралнефти» – «Азнефть» и «Грознефть» относятся к делу добычи нефти на Урале также приблизительно, как Нобель относился к Ухте. Это безобразие и преступление… Ну, пока все. Жму руку».
Острейшей проблемой стало жилье. Практически буровые работы начались зимой 1930 г. Небольшие деревеньки вокруг Ишимбаево да и Стерлитамак не имели возможности расселить по квартирам и частным домам всех прибывающих на разведку. Поэтому, большая часть жила в палатках, землянках и других времянках. Ситуация усугублялась отсутствием медикаментов, не говоря уже о больнице.
Для работы в разведке по набору и добровольцами пришло много жителей окрестных деревень и районов. Одним из первых влился в отряд нефтяников башкир Бахтияр Ишембаев – крестьянин из д. Ишимбаево в возрасте 40 лет. Не зря его называют первым нефтяником республики из башкир. Отрицательно влияли на обстановку в разведке слухи, распространяемые кулаками, призывавшие местных жителей «не ходить строить вышки и бурить, т. к. если найдут нефть, то у вас отберут земли и вы будете голодать и т. д.»
Бурение всех 4 скважин шло очень тяжело. Во-первых, выяснилось, что для бурения твердых (по сравнению с бакинскими) пород долота типа «рыбий хвост» и др. непригодны, а нужны шарошечные, которые только начал выпускать Верхне-Уральский завод. Позже выяснилось, что нефтесодержащие породы залегают значительно глубже, чем на Верхне-Чусовском месторождении. Оборудование часто выходило из строя, были велики простои. Да и квалификация буровиков оставляла желать лучшего.
В августе 1931 г. были остановлены все 4 буровые из-за отсутствия дров для котельных (тогда для привода буровых станков использовались только паровые машины). Для срочного решения проблемы потребовалось Постановление секретариата Башкирского обкома ВКП(б). Некоторые геологи и руководители треста «Уралнефть» воспользовались этими обстоятельствами и в августе 1931 г. приняли решение прекратить бурение скважины № 703, забой которой тогда составлял 568 м. Ссылка была такой: «Она дала достаточно материалов для структурного изучения района… и возможность указать в Стерлитамакском районе для заложения скважин для разведки на нефть в артинской толще в настоящий момент, по-видимому, отсутствует». Но руководство разведки, района и республики не согласились с таким решением и бурение скважины было продолжено. Рабочие даже согласились временно работать без оплаты.
Но впереди ждали новые беды. В октябре 1931 г. на буровой № 702 при забое 533 м случилась сложная авария. А буровой мастер М.А. Коровников был отстранен от работы и дальнейшая его судьба неизвестна. Но, судя по обстановке в стране в те годы, она печальна и трагична.
Во всех изданиях буровым мастером, пробурившим знаменитую 702-ю скважину-первооткрывательницу Ишимбаевской нефти, ошибочно считают М.И. Коровина. Мне удалось найти данные, подтверждающие, что до октября 1931 г. эту скважину бурила бригада мастера М.А. Коровникова, который родился в 1884 г. в Аналихинской волости Вольского уезда Саратовской губернии. Ранее он бурил скважины в Баку, затем в Верхне-Чусовской конторе бурения, с августа 1930 г. по январь 1931 г. работал в Красноуфимской КБ Свердловской области. В январе 1931 г. по приказу треста «Уралнефть» был переведен в Стерлитамакскую КБ. Ликвидацией аварии на 702-й скважине занимались около 6 месяцев, но безрезультатно. Для этого из Верхне-Чусовской КБ был вызван один из самых опытных буровых мастеров С.Г. Логинов, который 11 марта 1932 г. продолжил бурение нового ствола скважины с глубины 439 м до 627 м. План первого квартала 1931 г. был провален: вместо 1370 м пробурили лишь 148 м. В начале 1932 г. из-за сильного искривления пришлось законсервировать скважину № 701. Сложилась критическая ситуация – опять пошли разговоры о прекращении разведочных работ в Ишимбаево. И тут произошло, в буквальном смысле, чудо – в августе 1931 г. из скважины № 703 с глубины 595 м ударил мощный газовый фонтан. Это кардинально изменило отношение к Ишимбаево со стороны треста «Уралнефть» и «Главнефти» в Москве.
Затем последовала череда удач – была получена новая нефть на скважине № 702 с глубины 627 м (19 апреля 1932 г.), и на скважине № 703 с глубины 614 м (1 мая 1932 г.). Разведчики недр Ишимбаево, рапортовали руководству республики об открытии первого нефтяного месторождения в Башкирии.
Но бурение скважин было продолжено. Правда, бурение скважины № 702 было поручено мастеру П.Х. Сипатову.
14 мая 1932 г. на скважине № 703 был получен мощный газовый фонтан, достигающий 80-метровой высоты и выбрасывающий в течении 15 минут несколько тонн нефти. И, наконец, 16 мая 1932 г. в 11 часов 30 минут скважина № 702 при забое 680 м дала мощный фонтан нефти, и за 4 часа было выброшено на поверхность 50 тонн нефти. Этот день считается днем рождения нефтяной промышленности республики.
Меня до сих пор поражает вера и уверенность наших разведчиков в успех своего дела. Они сумели добиться того, что уже 4 января 1932 г. постановлением ВСНХ СССР был организован Ишимбаевский промысел в составе треста «Востокнефть», хотя, как было показано выше, к этому времени была полная неясность в исходе буровых работ. На мой взгляд, этот случай является уникальным в истории нефтяной промышленности страны.
По просьбе нефтяников Ишимбая, в 1934 г. вместо д. Ишимбаево был образован р.п. Ишимбай. В марте 1935 г. после убийства С.М. Кирова промыслу было присвоено его имя.
16 мая около д. Ишимбаево творилось что-то невообразимое, со всей округи собралась огромная толпа людей. Глядя на фонтан, многие молились. И трудно было понять, чего больше – страха от увиденного и услышанного или надежды на светлое будущее.
Предстояло решать множество сложных проблем, связанных со сбором и хранением нефти. Опасались, что судьба этого месторождения может оказаться такой же, как Верхне-Чусовского, которое очень быстро истощились – не было предварительно построены резервуары для сбора нефти. Поэтому нефтью были заполнены все ближайшие овраги и ямы, часть нефти попала в Белую. Надо было уберечь население и животных от отравления сероводородосодержащим газом. Крупный рогатый скот и лошади не могли выносить даже небольшую его дозу. Необходимо было организовать охрану таких мест сбора нефти, чтобы в них не попали животные и любознательные мальчишки. Поэтому, по распоряжению Наркома тяжелой промышленности СССР Серго Орджоникидзе все жители близлежащих деревень были мобилизованы на копку огромных котлованов для сбора нефти, которые круглосуточно охранялись вооруженными людьми. В первое время после открытия нефти в Ишимбаево возникло немало временных поселений из палаток, землянок и домиков, жители которых дали им самые причудливые названия: Не рыдай, Веселый, Собачий, Волчий, Кызыл-Аул, Буровой и т. д. Причем эти поселения, несмотря на запрет, возникали непосредственно между скважинами, буровыми и т. д. Какая обстановка царила в те годы в Ишимбаево хорошо видно из письма управляющего трестом «Востокнефть» (трест «Уралнефть» в сентябре 1931 г. был переименовал в «Востокнефть») в Главнефть в январе 1934 г: «Этот промысел в настоящее время… является самым неблагоустроенным промыслом в Союзе… В общежитиях и бараках грязь и, как следствие этого, мы имеем… увеличение заболеваний сыпным тифом, который весной грозиться превратиться в эпидемию, если немедленно не принять срочных мер. Культуры здесь никакой. С грязью мы начали бороться жестоко, но все наши мероприятия не дадут должного эффекта, если нам не будет оказана помощь… На Ишимбаевском промысле нет ни одной простыни, ни одной наволочки и имеется всего лишь около 20 одеял… Клуб здесь есть, но он в таком состоянии, что клуб не напоминает. Дыр здесь в социально-культурной области столько, что средств, нам выделенных, явно не хватает, чтобы порадовать ишимбаевцев. Особо прошу добиться покупки для Ишимбаево звукового кино…»

Окончание следует…


1 0


Хотите получать «свежие» статьи первым?
Подпишитесь на наш RSS канал

GISMETEO: Погода
Создание сайта - Интернет Технологии
При цитировании документа ссылка на сайт с указанием автора обязательна. Полное заимствование документа является нарушением российского и международного законодательства и возможно только с согласия редакции.
(с) 1991 - 2013 Газета «Истоки»