Информационно-публицистический еженедельник
Выходит с января 1991 г.
№ 12 (884), 26 марта  2014 г.

Память
Первооткрыватель
26.05.2010
Энгель ЗАЙНЕТДИНОВ

       

Мы уже рассказывали о почти 250-летней истории поисков башкирской нефти, о героической борьбе за нее многих поколений башкирских геологов и буровиков.

В 30–40-х годах в Ишимбае можно было услышать такую легенду об открытии в этих краях нефти. В давнее время, когда конники вольнолюбивого Салавата Юлаева были разбиты, его верный соратник Хайдар надолго скрылся от царской расправы на таежной реке Ишим. Вернувшись через много лет в родные края, Ишимбай, как он называл себя, обнаружил однажды в ручье «земляное масло». Он никому не рассказывал о своей находке, но перед смертью открыл эту тайну своим сыновьям и завещал хранить ее. Шли годы, но крепко хранил тайну род Ишимбаевых. Ни царским правителям, ни заморским искателям наживы не удалось обнаружить «земляное масло» на Башкирской земле. И только после Октябрьской революции, когда народ прогнал всех баев, молодой красноармеец, потомок Хайдара, рассказал эту тайну самому Ленину, и по его указанию в Башкирию приехали геологи и открыли нефть.

Конечно, это всего лишь легенда. Но хотя открытие нефтяных месторождений в Башкирии происходило иначе, некоторые детали этой легенды верны: поиски нефти в Урало-Поволжье получили поддержку и одобрение Ленина. Уже после кончины Ленина, в 1929 году, в Башкирию была направлена геологоразведочная партия Государственного исследовательского нефтяного института (ГИНИ) под руководством А. Блохина, благодаря усилиям которого 1 мая 1932 года было открыто первое нефтяное месторождение Башкирии – Ишимбаевское.

В конце 2009 года исполнилось 80 лет с того момента, как Блохин составил подробные геологические карты всей южной и юго-восточной части Стерлитамакского кантона, обосновал возможность открытия в районе Ишимбаево залежей нефти.

Алексей Александрович Блохин – личность для Башкирии легендарная, не зря его именем названа одна из центральных улиц Ишимбая, сооружен мемориальный комплекс. Но его имя в последние годы незаслуженно забыто: в масштабе республики не отмечалось даже 100-летие со дня его рождения. А ведь хотя прожил Блохин всего 45 лет, добрых дел для страны, для Башкирии он успел свершить много. В силу своей исключительной скромности при жизни он пресекал всяческий фимиам в свой адрес, поэтому в печати тех лет практически ничего нет ни о биографии, ни о заслугах Блохина. И пожалуй, пришла пора эту несправедливость исправить.

Родился Блохин 31 мая 1897 года в деревне Головино Ярославской губернии, в крестьянской семье. В 1909 году окончил сельскую начальную школу, в 1917-м – костромскую гимназию. До призыва в Красную армию работал учителем на селе, а в 1921 году по направлению военкомата поступил в Московскую горную академию. К тому моменту двадцатичетырехлетний Блохин уже был членом партии. В эти годы в академии читал лекции знаменитый И. Губкин, слушать которого приходили студенты практически всех факультетов. Лекции этого «крестьянского профессора» были настолько захватывающими, что немало студентов переводилось на геологический с других факультетов. В числе таких «перебежчиков» оказался и Блохин, хотя в ту пору он уже учился на 4 курсе и перевод стоил ему дополнительного года учебы. Губкин быстро увидел в нем родственную душу, и вскоре Блохин стал его любимым учеником. Это неудивительно, в их биографии много общего: оба бывшие крестьяне, оба окончили учительские заведения, оба учительствовали на селе. Тесная дружба и взаимопомощь сохранились между ними до самой смерти Губкина в 1939 году.

Чтобы содержать семью и помогать престарелым родителям и младшему брату Николаю (тоже студенту Горной академии, впоследствии известному металлургу), Блохину в годы учебы приходилось постоянно подрабатывать, участвуя в различных геологических экспедициях, что позволило ему досконально познать азы геологической науки.

В 1927 году он окончил академию, а с 1928 года по рекомендации Губкина работал в ГИНИ. Ну а когда в 1929 году Губкину понадобился человек для большой и серьезной работы в Башкирии, он без колебаний выбрал Блохина.

Оценивая состояние разведки Ишимбаевской структуры, уполномоченный Наркомтяжпрома СССР по БАССР Г. Ягудин в 1928 г. писал: «С 1921 г. башкирское месторождение нефти находится в мертвом состоянии. Стоит без движения, заброшено, никто о нем не знает».

Губкин так напутствовал Блохина, назначенного начальником геологоразведочной партии ГИНИ, направляемой в Стерлитамакский район БАССР: «На Урале уже побывал добрый десяток разведчиков, и все они вернулись ни с чем. Терпения не хватило. Если его у тебя хватит, то ты найдешь месторождение. В этом я уверен. И помни, я убежден, на склонах Уральского хребта есть большие залежи нефти». В состав экспедиции входило еще 2 геолога: Лукьян Афанасьев и Варвара Носаль, которая, как и Блохин, впоследствии связала свою судьбу с Башкирией.

В командировочном удостоверении Блохина, подписанном заместителем директора ГИНИ
И. Чарыгиным, было сказано: «ГИНИ обращается ко всем местным организациям с просьбой оказывать полное содействие товарищу Блохину по найму рабочей силы, помещения, закупке материалов и проч. Кооперативные органы, хлебозаготовительные пункты и др. снабжают его нормированными продуктами, и фуражом в первую очередь».

О первой своей поездке в Башкирию сам Блохин вспоминал позже так: «В теплые майские дни 1929 г. мы приехали в Уфу, отсюда до Ишимбаево надо было добираться на лошадях. Проехать нам предстояло 138 км по оттаявшим полевым дорогам. На постоялых дворах Уфы мы несколько дней искали возчиков. У нас было немало снаряжения: палатки, шанцевый инструмент, комплект ручного бурения. Не всякий возчик соглашался ехать в этакую даль».

В те годы среди геологов не было единого мнения о перспективах нефтеносности Башкирии и Урало-Поволжья в целом, причем пессимистические взгляды преобладали. Так, один из корифеев нефтяной геологии тех лет К. Калицкий утверждал: «Уральская нефть – такая же авантюра Губкина, как и курское железо». Правда, корифей ошибся, и ошибся дважды. Тут нужно пояснить, что в свое время Губкин возглавлял комиссию по изучению Курской магнитной аномалии, где были открыты огромные залежи железных руд. И в случае с поисками нефти в Урало-Поволжье руководство страны, к счастью, поддержало Губкина и его сторонников.

Блохин очень тщательно организовал работу геологоразведочной партии: вместе с рабочими бурил шурфы, выбирал точки для новых скважин, вел скрупулезный учет и анализ собранного геологического материала. В отличие от своих предшественников, он не только ориентировался на поверхностные нефтепроявления, но и вел детальное геологическое картирование, изучал тектоническую структуру района. В результате этой работы он приходит к выводу, что в недрах в районе Ишимбаево имеется обширный купол, наиболее благоприятный для скопления нефти, и обосновал заложение четырех первых скважин для глубокого бурения.

Глухое сопротивление скептиков ему пришлось преодолевать до тех пор, пока не было принято решение правительства страны о бурении разведочных скважин в Ишимбае. Президиум ВСНХ СССР в марте 1930 г. постановил: «Признавая резкое несоответствие между утвержденной пятилеткой развития промышленности БАССР и теми возможностями, которыми располагает Башкирия, обеспечить проведение глубокого бурения в Ишимбаевском районе».

Правительство страны выделило значительные средства и материальные ресурсы для глубокого бурения скважин в Ишимбаево: уже в мае 1930 г. в Башкирию прибыло 104 вагона с оборудованием и материалами, в октябре того же года приехали 725 специалистов из Баку и Грозного, 27 октября создана контора бурения.

К выбору первых точек для бурения Блохин подошел очень тщательно: скважины № 701–704 должны были вскрыть артинские отложения и выявить их нефтеносность. Несколько забегая вперед, отметим, что прицел Блохина был исключительно точен: скважины № 702 и № 703 дали промышленную нефть, а скважина № 704 оказалась почти на границе нефтяной залежи.

Буровые вышки начали строить зимой 1930/31 года. Уже к февралю 1931 года все буровые были построены, но их бурение началось не сразу: скважина № 703 – 21 февраля, № 701 – в апреле, № 704 – в мае, № 702 – 3 июня. Бурение шло очень тяжело и несколько раз находилось под угрозой остановки, но благодаря настойчивости Блохина, Губкина и их сторонников в руководстве республики было успешно завершено: 1 мая 1932 года из скважины № 703 с глубины 604 метров была получена промышленная нефть, а 16 мая дала фонтан скважина № 702.

По воспоминаниям участников тех событий, А. Блохин почти не отлучался от буровых, деля с буровиками все трудности и невзгоды. Открытие нефти в Ишимбаево стало рубежным событием, выведя научные прогнозы о наличии нефти в этом районе из области теории в область практической реализации. Важно и то, что Блохин впервые высказал мысль о рифовой природе Ишимбаевского месторождения, что нашло подтверждение при открытии еще ряда месторождений в этом районе.

Открытие Ишимбаевского месторождения выдвинуло Блохина в первую шеренгу советских геологов, подняло его авторитет в научном мире. Бюро Башкирского обкома ВКП(б) поручило БашЦИК рассмотреть вопрос о персональном награждении геолога и ходатайствовать перед правительством СССР о занесении имени Блохина на Доску почета. 19 января 1933 года президиум ЦИК БАССР решил ходатайствовать о награждении Блохина орденом Ленина. К сожалению, это награждение не состоялось.

Блохина можно назвать первооткрывателем башкирской нефти – как и нефтяных богатств всей Волго-Уральской нефтегазоносной провинции. В 1933 году, сразу после торжеств по случаю открытия башкирской нефти, решением секретариата ЦК ВКП(б) Блохин назначается помощником начальника объе­динения «Союзгеоразведка», а в начале 1934 года приказом С. Орджоникидзе его назначают
главным инженером – заместителем начальника Главгидрогеодезического управления Наркомтяжпрома СССР. После перевода АН СССР в Москву он переходит в ее систему вначале заместителем директора Геологического института АН СССР, а после слияния этого института с геофизическим в институт горючих ископаемых АН СССР становится в нем заведующим геологическим сектором (институтом тогда руководил академик Губкин). Одновременно до 1935 года Блохин является главным научным советником треста «Востокнефть».

Тяжелая непрерывная работа подорвала и без того слабое здоровье Блохина. Но он как член оргбюро XVII Международного геологического конгресса в Мос­кве (1937 г.) все же находит в себе силы организовать экскурсию делегатов конгресса из США, Англии и Франции на ишимбайские промыслы.

За большой научный вклад в геологическую науку Блохину в 1937 году без защиты диссертации присваивается ученая степень кандидата геологических наук и звание профессора. Он – делегат всех высших международных геологических симпозиумов, член редколлегии издания «Геология СССР».

Еще в 1932 г., выступая на сессии БашЦИК, Блохин говорил: «Запасы наших крупнейших южных месторождений большие, но в географическом отношении они расположены не совсем удобно, так как находятся вблизи наших границ. Поэтому перед нами поставлена задача – отыскать новые месторождения нефти подальше от границ, поближе к новым индустриальным гигантам». Когда началась Великая Отечественная война, он отдает все силы укреплению обороноспособности страны и развитию нефтяной промышленности в районах «Второго Баку». В качестве заместителя начальника по научной части Башкирской нефтяной экспедиции АН СССР в 1941 г. Блохин организовал большой коллектив из более чем сотни ведущих геологов и гео­физиков страны, выехал с ними в Ишимбайский район (семья Блохина переехала из Москвы в Уфу). Работа экспедиции дала крупные научные результаты, но реализация их в условиях военного времени требовала колоссальных усилий, что окончательно подорвало здоровье Блохина. 6 октября 1942 года он скончался в Ишимбае после тяжелого сердечного приступа. В некрологе, подписанном академиком Д. Наливкиным, сказано: «Он умер во время работы, как подобает советскому ученому-большевику, отдающему свою жизнь защите Родины».

В том, что в Башкирии в 1942 году было добыто 80% нефти «Второго Баку», – несомненная заслуга Блохина. Руководство Ишимбая и Башнефтекомбината обратилось к семье геолога с просьбой похоронить его в Ишимбае, который стал для него второй родиной, где он провел лучшие свои годы и где добился выдающегося успеха. Стерлитамакский скульптор М. Шабалин изваял скульптуру из белого мрамора. 31 августа 2001 г. в Ишимбае состоялось открытие мемориала А. Блохина: взор его обращен на скважину № 702, прославившую его на весь мир.


20 7

Медиасфера
блог редактора.jpg
Дзен канал главного редактора газеты "Истоки" Айдара Хусаинова

Блог Залесова.jpg

 

клуб друзей Истоки.jpg

УФЛИ

Приглашаем вас принять участие в конкурсе "10 стихотворений месяца".

Условия конкурса просты – любой желающий помещает одно стихотворение в интернет-сообществе «Клуб друзей газеты «Истоки» только в этом посте http://istoki-rb.livejournal.com/134077.html



Итоги конкурса за апрель 2017 года

Итоги прошедших конкурсов




11.jpg

коррупция


Ватандаш.jpg

МБУ ЦСМБ ГО г.Уфа РБ

книжный ларек

Республика Башкортостан.jpg


Агидель

Йэншишма

БГТОиБ

Башкирский театр драмы

 

http://www.amazon.com/dp/B00K9LWLPW




Хотите получать «свежие» статьи первым?
Подпишитесь на наш RSS канал

GISMETEO: Погода
Создание сайта - Интернет Технологии
При цитировании документа ссылка на сайт с указанием автора обязательна. Полное заимствование документа является нарушением российского и международного законодательства и возможно только с согласия редакции.
(с) 1991 - 2013 Газета «Истоки»