Информационно-публицистический еженедельник
Выходит с января 1991 г.
№ 12 (884), 26 марта  2014 г.
Свежий номер

Антология русской поэзии Башкортостана
Красные всходы
11.01.2018 12:59:00
Стихи

       

И вновь перед нами голоса тех, кто жил до нас во времена, что прошли до нас. Злоба дня, заботы тех лет все же не отменили желания говорить стихами, пусть сами слова партийны, но хотя бы ритм несет в себе свободу и стремление к вселенской гармонии. Прислушаемся к ним, ощутим за навязанной идеологией тоску по настоящей поэзии.

Айдар ХУСАИНОВ

Петр ТРЕГУБЕНКОВ

Антон

(отрывок из поэмы)

Ах, не каркай, не каркай, ворона,

Не коробь тупой болью нутро.

Звонок голос степной у Антона

Это он на полянке с кнутом.

Это он, это он на рассвете

Вместе с солнцем умылся росой.

Целовал губы детские ветер

У болотно-зеленых осок.

Ну чего, ну чего не втемяшится

Баловню средь цветочных широт:

Вдоволь он на полянке напляшется

Широко раскрыв маленький рот.

Подбежит с резвым смехом к теленку

Взяв за хвост! Жужжит в спину осой.

Звонко песню споет про Аленку,

Про коварную с черной косой.

 

Листья хлопают словно в ладоши

Травы шелково в зное шуршат.

Ах, Антошка, парнишка хороший,

Ах, Антошка, лесная душа!

Не твое ли звенит в поле детство,

Буйством кровь кто твою оросил?

Помню, помню, сермяжный отец-то

Под окном подаянье просил.

Уходил молча он из каморки,

Был взлохмачен, раздет и разут.

Приносил зачерствевшие корки

Рукавом утирая слезу.

Отчего ж, отчего тебе весело

Знаю: горечь ты рано постиг.

Научился ребенком ты вне села

Сам себя хворостиной пасти.

Будет сердце восторгами биться!

Полезай от жары под кусты.

Не весь день же игриво резвиться,

Да, вдобавок, с желудком пустым.

Тонет, тонет июньское зарево

На обеденном солнце посту.

– «Не смекнуть-ли Антон насчет варева?»

Говорит седовласый пастух.

И блестели глаза у Антошки,

Капал на руки свеженький пот.

Ах, вкусны трудовые картошки!

Жалко мал для картошек лишь рот!

Ел, стараясь не вымарать бороду

У костра седовласый старик:

«Не видал вот, Антошка, ты города,

Мы с тобою еще дикари!»

И на солнце онучи развесив

Сладко спит на земле борода.

А Антошка поет не о лесе –

О больших огневых городах.

 

Тонет, тонет июньское зарево

На полнеба разлился закат.

Скучно. Не с кем ему разговаривать

И завидует он облакам.

Так легко бы, легко без указки,

Плыть, взмахнуть малодецким веслом.

Позабыл Антон детские сказки,

В сердце город… станок… ремесло.

Запечалился тенями вечер,

В долы поплыл лохматый туман.

Тихо хрустнули детские плечи,

И взметнулась с земли голова.

Ах, не каркай, не каркай ворона.

Не коробь тупой болью нутро.

Много резвости в сердце Антона

Эх, придется растаться с кнутом!

 

Журавли пролетели над домом,

Взбудоражили криком нутро…

Путь побега намечен Антоном –

Много в поле разбойничьих троп.

Курени, косогоры, болота…

Как бы кто, как бы кто не настиг?

Холодел и горел лоб от пота,

Тише хворост… тише хрусти!

Что ж не плачет родная тальянка,

В разудалых руках беглеца!

Взгляд прощальный цветочным полянкам,

Ветер сдунул слезинку с лица.

 

 

М. ПРИСМОТРОВ

Красные всходы

Среди полей

Трудовой кормилицы нивы

Совершилася быль новых дней:

Выросли могучие коллективы

В пламени красных огней!

Взошли всходы

Взлелеянные миллионами глаз:

Для жизни, борьбы, свободы

У руля стал рабочий класс;

Занялися строительством гады.

Всплыли песни

Из бронзовых губ, корпусов,

О труде, о победах запели

И тысячами голосов

По обширной стране зазвенели!

Заиграла заря

Золотистой всплеснувшись волной,

Загудел победитель труд:

Крестьянин идет за сохой,

Рабочий в стальную бьет грудь!..

Пусть мы

В рабстве томились веками,

Зато хозяевами называют теперь:

Мозолисто-крепкими руками

Мы выковали мощный С.С.С.Р.!

 

 

Антон ГОРЕЛОВ

Пушкин

(к 125-летнему юбилею)

Пускай умножились биенья

И пульс Вселенной бьет набат,

Мир радио спаяли звенья

Без телеграфного столба,

Пускай пронижет каждый угол

Стремительный электроток

И толпы суеверных пугал

Проглотит огненный поток –

И все-ж размерной, плавной речи

Проникновенный смелый бег –

Как зов на дерзостное вече

Перед набегом печенег,

И сотня лет еще промчится –

Но долго будет вехой нам,

И долго будем мы учиться

Писать по Пушкинским стихам.

Отныне гневный меч народа

Низвергнул, вышвырнул и смял, –

Кого поэт клял в жгучих одах

И в эпиграммах осмеял.

Но в памяти народной крепко

Засели крепкие слова

Умел поэт ударом слепка

Размерных строк орлов сбивать.

За днями дни бегут, как стружки,

И новых Пушкиных дадут,

Но изваяньем медным Пушкин

Стоит, как первых битв редут.

Источник: газета «Власть труда» № 151. Двухнедельное литературное приложение к газете «Власть труда» № 1, от 25 июня 1924 года.

 

 

Стрелок Камской группы И. Т. П.

Слова сокольскаго марша «Львы Силой»

(в переводе с чешского М.В. КОНДАКОВОЙ)

1. Львы силой, взлетом соколы,

Мы дружно все вперед пойдем.

Для нашей милой родины

Всю жизнь мы в жертву принесем.

 

Наш путь далек и труден он,

Но не страшна для нас борьба;

Вперед за славу родины,

Смелее, братья сокола!

 

2. Мы в высь, с душою смелою,

Направим мощный свой полет,

С горячей, твердой верою,

Что нас в борьбе победа ждет!

 

Пусть, гордо, знамя сокола

Взовьется над родной землей,

И славы солнце яркое

Зажжется с новою зарей!

Источник: газета «Армия и народ» № 87 от 22 декабря 1918 год, воскресенье.

 

 

Литейщик Ч–Й

Песня о сапогах

(рабочий фельетон)

Чуть утро настанет, ты живо,

Гудков и свистков, друг, не ждешь,

Бежишь к мастерским торопливо,

На выбивку босый встаешь.

Спец-обувь давно износилась,

У всех вызывает лишь смех,

Все пальцы и пятки наружи

И множество разных прорех.

Горячий металл выбиваешь,

А ноги тебе, так и жжет

И с грустью ты тут вспоминаешь

Комиссия может придет.

В Эркака заявление подали,

Теперь результатов мы ждем,

Спец-обувь чтоб нам обменяли

Мечтаем и ночью, и днем.

Сказал сам Красавин солидно,

Комиссию надо созвать.

Комиссии этой не видно

И с ней РКК'а не видать.

Три месяца, как мы подали

Свое заявленье, – где ты!?

Охрана труда и спец-обувь…

Остались одне лишь мечты.

А утро настанет ты живо,

Гудков и свистков, друг, не ждешь,

Бежишь к мастерским торопливо,

На выбивку босый встаешь.

Источник: газета «Красная Башкирия» № 158 (2679) от 12 июля 1928 г.

Аноним

Песня Федьки

Веселей кончай работу,

Друг-товарищ по субботам:

Мы прочтем с тобой сегодня,

«Власть труда» в часок свободный.

Та наш брат расскажет смело

Жизнь рабочую и дело.

Там мы сами, друг с тобой

Вмиг опишем угол свой.

Захромает чуть завком

А ль администрация

Проберем их делом:

«Не хромайте, братия!»

Пролетарский дух не знает никаких секретов.

Честной гласностью карает

Лодырей газета.

Чуть заметить – в миг посадят

Под колпак стеклянный.

Берегитесь нэпа-гады!

Берегись и пьяный.

Веселей кончай работу,

Друг рабочий, по субботам.

Мы прочтем с тобой сегодня

«Власть труда» в часок свободный.

Источник: газета «Власть труда» № 7 от 11 января 1923 года, четверг.

Н. ИВАНОВ

Пильщик

Коренастый, рослый детина,

Согнувшись у козел стоит,

А ноги врезались в тину

И солнце спину калит.

Дерево опилками плюется,

Пила монотонно поет

По лицу усталому льется

Сплошной вереницею пот.

Блестят загорелые плечи

И хмуро смотрит лицо,

Выглядят руки, как плети,

Устал, дышет грудь тяжело.

Пропала тень великана,

Закат утонул в реке.

Костер бушует вулканом.

Слышно песню – гармонь вдалеке.

Наплыли черные тучи

По реке разбросали тень

Насолил картошку покруче,

Поел и в шалаш, где постель

Берег весь украшен кострами

Плотов стоит караван,

Река взъерошена волнами,

С нею ветер шалит хулиган.

Источник: газета «Красная Башкирия» № 179 (2700) от 5 августа 1928 года, воскресенье

 

 

М. ШУЛЕЙ

Сорок первый

По всей стране,

По городам и селам,

Как гость желанный

В каждый дом войдет

Голубоглазый,

Розовый,

Веселый

Наш долгожданный

Сорок первый год.

Ему подали

Дружескую руку,

Его встречают,

Чтобы вместе жить

И будет дружба

Лучшею порукой

Чтобы дерзать,

Бороться

И творить.

Вся наша жизнь –

В грядущее стремленье,

Лежат пред нами

В светлое пути.

Приходит год,

Чтобы с первых дней

Рожденья,

Широким шагом

В коммунизм идти.

Источник: газета «Комсомолец Башкирии» № 1 (754) от 1 января 1941 года, среда.

 

 

Ел Д – НА

Борьба

Ты любишь ли море, когда оно тихо,

Когда не рябится от ветра струя,

И смотрится в зеркало вод павилика,

И отдых свой мирный вкушает душа?

Когда в вышине, отдаленной станицей,

Над ним в синиве выплывают стада

Прелетной и вольной и сдержанной птицы,

Красивую полосу в небе чертя,

И вешнее солнце, разсыпав богато

Потоки несдержанных, жарких лучей,

Дарует забвенье природы и свято

Скрывается тайна безрадостных дней.

Но вот в синеве показалася туча,

Закрылося солнце и море грозный,

И ветром вздымается к берегу круча,

И пенится гневно в потоке ручей.

Плескаясь о скалы упорно и дико,

Волна вдохновляется богом борьбы –

Ты любишь ли море? И Жалобным криком

Заглушишь ли рокот могучей волны?

Ты любишь ли море, когда оно бурно,

Когда в нем иная царит красота,

Предвестница жизни идейной – лазурной

Возможностей степень – борьба!?

 

 

А. КУЗЬМИН

К заре

Я долго, долго ждал, –

Зари все нет, все нет!..

Я слышал, – Он сказал:

– «Да будет ясный свет!»

Но голос прозвучал!

Растаял и погас,

Никто не отвечал,

Никто не слышал нас.

И вот – смеется мгла

И стелется кругом…

Заря могла, могла

Зажечь сердца огнем.

Но мы… Но я… Позор! –

Мы ждали… Ждали мы!

И наш безсильный взор

Не мог разсеять тьмы.

Не мог?.. Неправда! – Мог!

Боялся… Не хотел…

Как нищий, стар, убог,

Лететь к заре не смел…

И вот – заря ушла,

А мы все ждем, все ждем.

Смеется нагло тьма

И стелется кругом.

Я ждал… Я долго ждал…

Я больше не хочу!

Я цепи разорвал.

Я сам к заре лечу…

 

 

М. Ч.

К Новому Году

Этим годом будет счастье,

Будет светлый праздник дум

Сгинет черное несчастье

Стихнет в мире грозный шум.

Этим годом будет пенье

Отдыхающих мужей,

Гордо вынесших мученье

Ради родины своей.

Этим годом будет радость.

Помирится с братом брат

И на пашнях Божью благость

Трудовой увидит взгляд.

Этим годом будет слава

Тем, кто выдержал напор,

Кто был прям и жгуч, как лава,

Кто не прятался, как вор.

Этим годом, кто обижен.

Будет щедро наделен.

Кто низвержен и унижен,

Будет снова вознесен.

Этим годом пробужденье

Будет в нашем мире вновь

Тех, кто создан для ученья,

Тех, кто создан петь любовь!

Этим годом будет разум

Создавать законы вновь

И следить пытливым глазом,

Чтобы где не лилась кровь.

Этим годом будет мщенье

За низверженный кумир,

Но не длительно мученье

В той стране, где крепок мир.

Этим годом будет солнце,

Света полное, всходить

И в небесное оконце

Частый дождик часто лить.

Этим годом будет счастье,

Будет светлый праздник дум.

Сгинет черное несчастье,

Стихнет в мире грозный шум.

 

 

КАМЕНЬ

Люд рабочий

Не метель, не вьюга злится,

Не волна о берег бьет, –

Сила грозная стучится

Люд рабочий жить идет. –

Надо ли цепи рабства, –

Вдоволь скованным ходить, –

Люд трудящийся – рабочий

Сам свободно хочет жить. –

Сбросив цепи сковывая,

Сбросив иго палачей,

Пути лучшие, другие

Ищет в жизни он своей.

Люд рабочий ищет доли,

Где б свободно мог вздохнуть,

Что б не видеть гнета боли

Что б иметь просторный путь. –

Для него не страшны силы

Сабетонников – слепов, –

Он бороться до могилы

За свободный путь готов

Не волна с волною спорит,

Не вода о берег бьет,

Люд трудящийся – рабочий

С капиталом в бой идет.

 

 

Маленький Фельетон

(письма с дороги)

Мои друзья, пишу в вагон;

Жара и пыль, как на Тверской,

Писать стихи в шутливом тон

Довольно трудно в этот зной.

Но утишаемый сознаньем,

Что я все дальше от Москвы, –

Гляжу кругом с очарованьем.

Меня поймете, верно, вы,

Когда в Москве вы испытали

Все наши летние печали:

Жару и пыль, и вонь дворов,

Намек на тень бульварных веток,

Тоску и скуку опереток

И меланхолию садов.

Где, доставляя развлеченья,

Дают такие представления,

Что от тоски повысив нос,

Зевает публика до слез…

 

Но уже сияет Исаакий

Своей червонной головой!

В столицу невскую не всякий

Заедасть с легкою душой;

Но веря в принятия меры,

Я направлю в город путь,

И не напуган я ничуть

Зловещим призраком холеры.

Пускай резвится вибрион,

Пускай, ища добычи, он

Сидит, каналья, в каждой щелке,

Но вон аптекарской карболки

Душе и сердцу говорить,

Что город выдает и бдит.

И принося богам моленья

За городское управление,

Я из вокзала выхожу

И вдоль по Невскому брожу!

Великий Петр, не знал, наверно,

О том, что города отцы,

Столичной думы мудрецы,

Начнуть хозяйничать так сверно, –

Когда в Европу прорубаль

Окно из финскаго болота, –

Иначе не было б разсчета

Ему устраивать скандал!

Ведь, посудите, для того ли,

Идя сурово против воли

Народных масс, в пылу забот,

Он строиль город средь пустыни,

Чтоб аккуратно там отныне

Была холера каждый год!

Такой нерадостный картинкой

Он был бы сильно удручен

И знаменитою дубинкой

Кой с кем расправился бы он.

 

 

К. – З-СКИЙ

Любовь – страданье!..

(Местного автора)

Когда огонь любви опасный

Вдруг сердце юноши зажжет

И полный грез, всегда неясных,

В любви он счастья жизни ждет, –

Скажи безумцу, что несчастье

На века он сердцу подарил:

Любовь не знает в мире счастья, –

Тот не страдал – кто не любил…

Когда доверчиво внимая

Пустым речам, – любви пустой,

Найти в ней дева молодая

Желает счастья мир святой, –

Скажи наивной, что признанья

Язык любви еще не знал:

Любовь безмолвна, как страданье,

Тот не любил, кто не страдал…

 

 

Иван ЗАБЫТЫЙ

Скиталец…

Идет разбитою дорогой,

Иззяб, голодный и без сил,

В одежде грубой и убогой.

Один подог с ним только был

Слугой, поддержкой и защитой

В борьбе с безжалостным врагом.

Он бросил образ жизни сытый –

И смотрит жалобно кругом.

Пройди свой путь до половины,

Приюта нет ему нигде.

Лишь вспоминаются картины

О прошлом счастье и нужде.

Да видит: старые березы

С корнями дряблыми стоят,

От солнца вниз роняют слезы,

Душа скитальца – жгучий яд.

Он побеждает силу яда

И тихо движется вперед,

Берез плакучих минул ряд

И снова дух его растет.

Окончил путь, дойдя до града,

Но нет приюта для него;

И в нем испил не мало яда,

Ему всю душу изожгло.

Уж день потух, давно мерцают

В обширном граде огоньки.

Стучался в двери – не впущают –

Не Бога, дьявола сынки.

Ручей целебный заструился,

Омыл и душу и глаза.

Скиталец Богу помолился:

«О где-ж ты, Божия гроза»? –

Шепнул чуть слышно, про себя –

«Почто меня ты не раздавишь,

«Коль быть таким достоин я?

«Иль дух борющийся пытаешь?

«Изволь». – И с места он встает.

Зашагал скиталец снова.

Куда? И сам не сознает.

Вдруг за порог вступил покрова

Остаток ночи проводя

В гаму и шум безпощадном,

Глазами радостно глядя.

Лишь с аппетитом очень жадным

Сидел он долго и увидел

Луч ранней, утренней зари.

Он Бога мыслей не обидел.

Велик Он был в его груди.

Он не на небе необъятном,

И не на солнце далеко, –

– Под одеянием неприятным,

Добытым очень нелегко.

 

Подготовлено при содействии Архива печати РБ

 


0 0



Медиасфера
блог редактора.jpg


Блог Залесова.jpg

 

клуб друзей Истоки.jpg

УФЛИ

Приглашаем вас принять участие в конкурсе "10 стихотворений месяца".

Условия конкурса просты – любой желающий помещает одно стихотворение в интернет-сообществе «Клуб друзей газеты «Истоки» только в этом посте http://istoki-rb.livejournal.com/134077.html


Итоги конкурса за декабрь 2017 года


Итоги прошедших конкурсов





коррупция











 

http://www.amazon.com/dp/B00K9LWLPW




Хотите получать «свежие» статьи первым?
Подпишитесь на наш RSS канал

GISMETEO: Погода
Создание сайта - Интернет Технологии
При цитировании документа ссылка на сайт с указанием автора обязательна. Полное заимствование документа является нарушением российского и международного законодательства и возможно только с согласия редакции.
(с) 1991 - 2013 Газета «Истоки»