Информационно-публицистический еженедельник
Выходит с января 1991 г.
№ 12 (884), 26 марта  2014 г.
Свежий номер

Поэзия
Ключи одни к Поэзии
24.01.2018 13:12:00
Энвер КАДЫРОВ

       

Когда лучшие представители молодежи начинают себя осознавать, а это рано или поздно случается, они испытывают настоящий духовный голод и культурный шок. Жажда и тоска по истинной творческой состоятельности преследует их жестоко. Однажды пробудившись, человек-потребитель страждет отныне духовной пищи, неувядающей красоты. Отныне ему необходимо что-нибудь самому сотворить для мира, как для прекрасной женщины, вечно чего-то ожидающей от него. Он захочет одарить этот мир душой. Сложить неслыханную песнь, небывалую по глубине и размаху и вместе с тем сердечно-интимную. Кто они, эти поэты-восприемники, трансляторы непреходящих знаний? Разговор великих душ возможен и через головы своих современников или соплеменников. Нам нужна воистину влюбленная в поэзию душа, чтобы из наших стихов что-то получилось. Вот одна из тропинок, ведущая к такой поэзии.

Алексей Кривошеев

Энвер КАДЫРОВ

 

*  *  *

Пушкин Гоголя пестовал:

Анекдоты рассказывал,

Развлекал его песнями

И приемы показывал –

 

Не борьбы, а писательства –

Молодому Яновскому,

Брал с него обязательство –

Обращаться к Жуковскому.

 

Тот Гомера гекзаметры

Перевел исключительно…

Греки падали замертво –

Боги с ними не чикались.

 

В ранней прозе у Гоголя

И язык стал языческим.

Как там было у Гегеля…

«Меру слова не вычислить».

 

Все взял Гоголь у Пушкина,

Кроме любвиобилия.

«Спал» он с «Мертвыми душами»,

По Гомеру – идиллия.

 

Все простили Великому

Фантазеру, новатору,

В чем угодно отлитому

Гениальному автору.

 

 

*  *  *

Поэт не смог… Не выдержал

Словесных пыток, прений,

И сам он, словно, вытяжка

Из предыдущих премий.

 

И он в растворе вымочен,

Насыщенном словами,

В конце концов, был вымучен,

Как сумасшедший снами.

 

Он подписал уверенно

Письмо «Антижеваго» –

Его жена беременна,

И все маячит лагерь…

 

Куда исчез породистый

И гордый стихотворец?

Защитник правды, совести –

Правозащитник, то есть…

 

Вопрос не риторический,

И вовремя он задан:

И в мире поэтическом

Вилять умели задом.

 

 

*  *  *

Поэту не расслабиться,

Не до забав ему,

Мечтает и прославиться,

И поддержать семью.

 

Он в постоянных поисках

Сюжетов, новых форм,

И как фонтан напорист он,

И хрупок, как фарфор.

 

И, странствуя без устали

По весям, городам,

Питался он сочувствием,

Но часто голодал.

 

Он для себя успешного

Построил Дом Стиха,

В нем гении и грешники –

Верлен, Рембо, Верхарн –

 

Живут, поэта выставив

За дверь особняка,

Он сам в себя бы выстрелил,

Но держится пока…

 

Ключи одни к Поэзии,

Других не заказать.

Талант… Не всем полезен он –

Поэту ли не знать.

 

 

*  *  *

Уныние – униженность часов

Неатомных – наручных,

Вдруг замерших. Встряхнешь их – нету слов

Ругнуться, да искусно…

 

Мышиный писк, собачий лай – одни

Подскажут время жизни.

Ты в долг минуты брал, теперь верни –

Вошло и время в кризис.

 

А зеркало зеленое с утра

Само глядит во гневе:

Ты возвеличен горечью утрат,

Вот и подумай, где бы

 

Найти себя, быть может, в дежа вю?

В смятении любовном?

Три сотни раз шептал тогда: «Люблю»…

Часы пробили ровно

 

Двенадцать. Новый Год попал в запой

На две недели смутных…

Она исчезла, тени взяв с собой

От зеркала и слухов.

 

 

*  *  *

Что трогает во Франции

Двадцатых и тридцатых…

Бистро с ночными танцами,

Стихи, картины, запах

 

Духов, индийских пряностей,

Эфира во флаконах,

Прощали все на радостях

Друг другу и законам.

 

Постмодернисты спорили

С бумажным коммунизмом,

Они мирились, ссорились

И брали все от жизни.

 

А миллионы с Севера

По трупам зашагали,

На одного шло семеро

Солдат… Они плевали

 

На чисто европейское

Искусство высшей пробы,

Поля же Елисейские

Коря, следили в оба

 

За огненным побоищем,

Воздушными боями,

А вот поэты все еще

Своих стихов боялись…

 

Чума ушла. Каштанами

Париж оброс как пухом,

А юный Гена Шпаликов

Писал стихи на кухнях…

 

 

*  *  *

Сотни, тысячи имен,

Миллионы отношений…

Что смеешься? Ешь лимон –

Ты, по-моему, мошенник:

 

Первой книжкой, что прочел

Был букварь, от А до Я, но

Эта книжка ни о чем,

Если дома папа пьяный

 

Маме часто говорил

Слово из пяти знакомых

Букв, а их ты заучил

Ухом вопреки законам

 

Чтения детьми и книг

И рекламных объявлений,

Ты, мне кажется, не вник

В тайны чтения и чтений.

 

Сотни, тысячи имен

Литераторов неслабых…

Ты, быть может, и умен

Не видать тебе их славы.

 

 

*  *  *

Стыл вечер... Солнце рухнуло,

Разбившись на кусочки.

Летели яйца тухлые

В актеров худосочных,

 

В актрис, дебелых смолоду,

Скрывающих свой возраст,

Синеющих от холода,

Но в силах выжать возглас

 

Из горл Гертруд простуженных,

Офелий сумасбродных,

А в Гамлетах нет мужества –

Сезон не из курортных.

 

Двадцатые, Провинция…

Любовь подобна смерти.

Шекспир отыгран птицами,

Попавшими на вертел.

 

 

*  *  *
Тот, кто не умеет плавать,

Плавать не учился,

Коротка у генов память –

Человек родился

 

С телом клетки в океане

Тихом и соленом,

На песке росли лианы,

В будущем – солома.

 

Клетка вылезла на берег

Грустной черепахой,

Стоить ей немало денег

В эру олигархов,

 

В эру фифок длинноногих

С томными глазами

И стоящих у дороги

К дому с образами.

 

Изучал их предков Дарвин,

Обезьянок ярких…

В эволюции он дал им

Место в зоопарке.

 

 

*  *  *

У пальцев жизнь своя:

Они бегут по клавишам

Рояля – сентября,

И листья в окна машут им

 

У пальцев жизнь своя:

Теперь бегут по клавишам

Седого декабря,

Зайчишек ставя на уши.

 

У пальцев жизнь своя:

Весна! Опять проталины…

Вновь пальцев беготня

По клавишам приталенным.

 

 

*  *  *

Хлопну-ка я по столу!

В нем ли Сила, Господи, –

В кулаке? Нет, просто мне

Дорог стол: по осени

 

Был солидным дубом он,

Крепким, независимым,

Ни о чем не думая,

Стол срубил мне письменный

 

Русский Микеланджело –

Лесоруб без имени,

Он с глазами ангела,

С бородою Пимена.

 

Лукоморье сказочно,

Как и все у гения…

Стол дубовый праздничный

Я накрыл с волнением.

 

Бьют часы и горе тем,

Кто пропустит главное.

Умный тост? Да полноте –

Новый Год за ставнями!

 

Бьют часы не с площади,

Первой по неровностям,

То копыто лошади

Отбивают новости.

 

 

*  *  *

Ритм сердечный музыкален,

Как и сам носитель сердца.

В отражении зеркальном

Паганини строит скерцо

 

Из воздушных нот скрипичных,

Мастерком смычок летает,

Вот еще один кирпичик;

Завтра будут бить в литавры

 

В честь Николло Паганини.

Удивятся меломаны

Чистоте барочных линий

Возведенного им храма.

 

Скрипка, зеркало, Маэстро

В детстве грезились Николло…

В музыкальном храме место

Он отвел себе надолго.

 

 

*  *  *

Примавера, Вераприма,

Лето первое – весна,

Каждый раз неповторима,

Почему же ты грустна?

 

Море рядом, Солнце выше

Горизонта и судьбы,

Как девчонка, робко дышит

Море, полное любви.

 

Над Испанией рассветы,

Как глаза твои, ясны,

Может быть, боишься лета?

Вот кому не до весны…

 

Не грусти: весна для лета

Словно Мадрэ, нет другой.

Ты источник для поэтов

И любовница порой.

 

Подготовил Алексей Кривошеев


0 0



Медиасфера
блог редактора.jpg


Блог Залесова.jpg

 

клуб друзей Истоки.jpg

УФЛИ

Приглашаем вас принять участие в конкурсе "10 стихотворений месяца".

Условия конкурса просты – любой желающий помещает одно стихотворение в интернет-сообществе «Клуб друзей газеты «Истоки» только в этом посте http://istoki-rb.livejournal.com/134077.html


Итоги конкурса за декабрь 2017 года


Итоги прошедших конкурсов





коррупция











 

http://www.amazon.com/dp/B00K9LWLPW




Хотите получать «свежие» статьи первым?
Подпишитесь на наш RSS канал

GISMETEO: Погода
Создание сайта - Интернет Технологии
При цитировании документа ссылка на сайт с указанием автора обязательна. Полное заимствование документа является нарушением российского и международного законодательства и возможно только с согласия редакции.
(с) 1991 - 2013 Газета «Истоки»